АВТОРИЗАЦИЯ

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

Наш сайт на facebook
Сайт Планета Писателей в Однокласниках

ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ

 КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Июнь 2013    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

НАШ АРХИВ

Август 2019 (4)
Июль 2019 (9)
Июнь 2019 (8)
Май 2019 (12)
Апрель 2019 (3)
Март 2019 (4)

РЕКОМЕНДОВАННОЕ



Свое место

Николай Толстиков

Свое местоСвое местоРассказывали: в прежние времена - то ли в войну, то ли еще до нее – встала на постой в нашем городке кавалерийская часть. Тогда, как раз, пала у городского водовоза лошадь. Покручинился старик, потосковал по усопшей кляче, но потом махнул рукой и направился к конникам. - Выручай, начальник, старого кавалериста! – пристал дед к командиру. – Беда прямо, хоть сам в бочку впрягайся! А у тебя тягловой силы – вон, сколь! 



Повесть о зеленом крокодиле

Николай Довгай

Зеленый крокодилЗеленый крокодил

1 Однажды у Клары разболелась голова. Она вышла на балкон и закурила сигарету. От того, что у Клары заболела голова, настроение у нее было не важнецким. Хотя, конечно, все могло быть и наоборот: могло случиться так, что именно из-за плохого настроения у Клары и разболелась голова. Тут трудно сказать, что было следствием, а что – причиной. Что же до Аси, то у нее настроение было отменным. С чем это связано, спросите вы? 



Друзья до гроба, начало

Николай Довгай

Нежданный гостьНежданный гость

Глава первая Нежданный гость

Настя сидела на диване и читала детям сказки. Ее пятилетний сын, переживая за судьбу поросят, взволнованно засунул палец в рот. – Гриша! – прикрикнула на него мама. – Вынь палец изо рта! Она хотела выглядеть при этом строгой, однако голос ее прозвучал чересчур мягко...



Друзья до гроба, продолжение 1

Николай Довгай

Тайна Петра ВоробеваТайна Петра Воробева

Глава пятая Тайна Петра Воробьева

За час с небольшим приятели переговорили на тысячу тем. Вспомнили о некоторых старинных знакомых, потолковали о футболе, политике, инопланетянах, обсудили ошибки Гитлера во время второй мировой войны, выяснили причины гибели динозавров и цивилизации Майя...



Друзья до гроба, продолжение 2

Николай Довгай

Керя и ПетрКеря и Петр

Глава седьмая Мать и сын

Капли воды падали с неплотно закрытого крана. – Мама, а куда ушел папа? – спросил сын. Настя закусила губу, с трудом сдерживая слезы. – Мама, а куда ушел папа? – настойчиво повторил Гриша, похлопывая мать по бедру. – Папа... Он пошел провожать дядю. – Мама, а наш папа опять пьяный?



Друзья до гроба, продолжение 3

Николай Довгай

Друзья до гробаДрузья до гроба Голос поэта: Вот эта – на лошадь похожа, А эта – на голову змеи... И это облако тоже, Какому-то животному сродни. На лошадь… И вдруг замираю. И – будто толчок изнутри. Постой, постой! Вот и образ, Мучавший меня эти дни! Лошадь! Именно лошадь! Старая, дряхлая кляча! Как же я сразу не догадался? Удача! Люди, удача! Глаза округляются широко. Волнение стискивает грудь. Вперед за работу, Петя! Хорош писать всякую муть!



Друзья до гроба, окончание

Николай Довгай

В поисках приключенийВ поисках приключений

Глава одиннадцатая В поисках приключений

Итак, тормоза были отпущены, рассудок отключен – Петр плутал по городу, и им все настойчивее овладевало одно желание: он хотел Женщину. Неважно, какой она будет – рыжей или серо-буро-малиновой, толстой, или тонкой. Главное – чтобы у этого существа были женские ноги, лицо, грудь. Главное – вырваться из колеса этой рутинной, монотонной жизни, закружиться в хмельном угаре, дойти до крайней точки, до ручки, позабыв обо всем на свете. А там – будь что будет. Эх, гуляй, Петя!



Путник

Николай Довгай

ПутникПутник

Шагал по дороге, в кромешной тьме… Чернел над рекою мост. В карете нечисть катила ко мне, Сквозь полусонный погост. Она владычицею здесь была. Ей все подчинялось окрест. И облака, глухи, как смола, – Тебе не уйти отсюда, ты наш! – Кричали мне слуги тьмы. – Ты сердце и душу свою отдашь, И станешь таким же, как мы. А я все шел, я все шел к мосту. Тонули во мгле леса… И я возопил к Иисусу Христу В клубящиеся небеса:

23 июн 2013 | Поэзия / Лирика


Наверно так в туманном Альбионе

Вита Пшеничная (Шафронская)

Наверно так в туманном АльбионеНаверно так в туманном Альбионе

Наверно так в туманном Альбионе Сползает неба хворь с пологих крыш, Протягивая мокрые ладони В почти непроницаемую тишь. Неузнаваем город, стерты лица, Перемешались «завтра» и «вчера», Но сложенная вчетверо страница Таит прикосновение пера, Там, в испещренном синей пастой лоне, Застыла в первозданном виде тишь… И кажется, что прямо на ладони Сползает неба хворь с пологих крыш.

За облаками – тот же яркий свет, За облаками – тот же чистый воздух, Там

23 июн 2013 | Поэзия / Лирика


Разговор с ночным дождем

Андрей Козырев

Разговор с ночным дождемРазговор с ночным дождем

В комнате было темно. Неясные тени тихо двигались по светлому квадрату занавески на окне, и ребенку, лежавшему в кроватке у окна, казалось, что он находится в таинственной пещере, по стенам которой перемещаются темные силуэты неких сказочных существ, находящихся за спиной… Мальчику так хотелось оглянуться, чтобы увидеть их, но он не мог этого сделать: страх сковывал его так, что нельзя было пошевелиться. Так ночной театр теней 



Муха

Николай Ганебных

Михаил Васильевич ЛомоносовМихаил Васильевич ЛомоносовКогда я учился в девятом классе, за мной прочно закрепилось прозвище Муха. Нет, фамилия у меня не Мухин. Совсем обычная. Такая же, как Иванов, Петров, Сидоров. Причина в другом. В случае, происшедшем на уроке. Учителя физики у нас звали Михаилом Леонтьевичем, и за глаза мы его звали Ломоносов. Он был полный, сильный мужчина, и, если от него кулаком по носу получить, то, точно, нос он переломит. Рук Ломоносов не распускал

17 июн 2013 | Проза / Рассказы


Черная косточка, окончание

Николай Довгай

Черная косточка, окончаниеЧерная косточка, окончаниеА потом и вообще такие пироги пошли, такие дела завернулись! Знаете аптеку, что в начале Гражданской стоит? И вот прикиньте себе такую картину. Ночь… Аптека… На небе звезды, как те алмазы. И только где-нигде тлеют уличные фонари. Потому как почти все лампочки разбиты местной шпаной. Времечко уже позднее, и влюбленные парочки разбрелись по своим хатам. И только какой-то чувак ковыляет домой по Карлу Либкнехту… Вот он сворачивает на 



Черная косточка, начало

Николай Довгай

Черная косточка, началоЧерная косточка, началоБольше всего на свете я не люблю ожидать. Бегать, прыгать, мокнуть под дождем, как последний идиот – это да. Это – всегда пожалуйста. Могу даже сигануть с парашютом, если уж на то пошло. Мне это – пофиг дым, я ж с Эйфелевой башни на спор прыгал. Мне только чтоб не торчать на месте, чтоб все время в движении быть. Природа у меня, знаете ли, такая. Да... А ожидать – не, этого я не люблю. Не, ожидание – это...



Греческий зять

Владимир Макаров-Чалдон

«Как ни плоха среда, но все подобны,

И человек немыслим без людей.

Гете (перевод Б. Пастернака)


 

 

В день связиста, седьмого мая, коллектив отдела связи проектного института с утра был на экскурсии на ретрансляционной телевизионной станции «Орбита». А сейчас расположился на лужайке возле лесного ручья. Зеленеет травка, деревья еще голые, но почки уже наклевываются. В отделе человек сорок молодых людей в возрасте от 25 до 35 лет и два зрелых человека - начальник отдела, который и организовал в рабочий день празднование профессионального дня и женщина-руководитель группы дальней связи. Участникам пикника повезло - не жарко и нет гнуса.

Трое молодых людей сидят с удочками на берегу - по их уверениям в ручье должен водиться хариус. Шесть парней и девушек играют в карты. Из этой компании раздаются шутки и взрывы смеха. Двое парней с сосредоточенным видом играют в шахматы. Несколько девушек и двое молодых людей суетятся около костра, готовят нехитрое застолье.

Картежники вдруг притихли и, как-то очень громко в наступившей тишине прозвучал возглас блондинки с классическими чертами лица:

-А давайте, спросим Бориса Анатольевича! И она обратилась к стройному невысокому мужчине, энергично проходившему мимо картежников в этот момент:

-Борис Анатольевич, а, правда, что нерусские, живущие в России очень дружны между собой, стараются помочь друг другу и горой стоят друг за друга?

-А вы спросите об этом Петрова, у него жена нерусская,- кивнул Борис Анатольевич на одного из игравших в шахматы.

-Петров! - крикнула блондинка,- иди сюда!

14 июн 2013 | Проза / Рассказы


Cлово о самарянке

Владимир Кучеренко

Cлово о самарянкеCлово о самарянкеХристос, обращаясь к самарянке, ей говорит слово: Как хорошо ты сказала, что у тебя нет мужа — поистине ты правду сказала!.. Господь перед тем как прийти в Самарию, перед тем как беседовать с самарянкой у колодца, запретил ученикам своим – чтобы в землю Самарийскую не входили. А чтобы шли в землю израильскую и там сынам израильским проповедовали Евангелие спасения, Евангелие покаяния.

13 июн 2013 | Проза / Статьи


Разрешите представиться

Николай Довгай

ШахматыШахматы– Да. Хорошо,– сказал в телефонную трубку директор шахматного клуба, Эдуард Михайлович Мендельсон, сидя у себя в кабинете за широким письменным столом. Внезапно он насторожился. – Что, что? Господь с тобою! Не, не, и речи быть не может! В это мгновение дверь в его кабинет приоткрылась, и в щель просунулась чья-то голова. Мендельсон сделал приглашающий жест. Вошел молодой человек...



Дочь

Николай Довгай
Дочь
 
 
Они сидели в креслах, наклоненными на бок под одинаковым углом. Он был мужчиной 28 лет, в кофейного цвета костюме. Она – красивой молодой женщиной. 

Она смотрела в иллюминатор – на уменьшающиеся крыши домов, на узкие, как на макете, улочки с неспешно движущимся транспортом. Вот под ними проплыл стоящий на набережной, у сверкающего зеркальной гладью вод Днепра, фрегат «Товарищ».

Женщина отвела взгляд от иллюминатора, и ее спутник, мило улыбнувшись, спросил:

– Красиво, не так ли? Как в сказке.

– Да,– сказала она. – Красиво.

На ее крашенном, тонкой лепки лице, блестели ясные бирюзовые глаза; они смотрели на него с чувством симпатии.

 

05 июн 2013 | Проза / Рассказы


Смерть подвижника

Илья Криштул

Смерть подвижникаСмерть подвижникаНа 29-ом году жизни скончался Ефимий Никодимский, автор книг «Как прожить до 100 лет», «О правильном питании», «Почему вредны алкоголь и табак», «Жить без болезней» и многих других, учёный, исследователь, подвижник и ярый популяризатор здорового образа жизни. Всё отпущенное ему время он исповедовал раздельное питание, в любую погоду ходил босиком, принимал ледяной душ и даже летом плавал в проруби...