ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ

АВТОРИЗАЦИЯ

 КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Просмотров: 254

Долгая дорога домой…

Игорь Назаров


Долгая дорога домой… 

 

 

Своя земля и в горести мила Народная мудрость

Самая лучшая дорога та, которая ведёт на Родину, домой… И.С.Тургенев

 

Эссе

Поезд Москва – Тюмень прибыл на станцию назначения, утром, в последний день апреля. В это время в Сибири распутица дорог властвует в полную силу. Игнат с тревогой подъезжал к родным местам детства и юности. Ему предстояло ещё добираться в рабочий посёлок Заводоуспенское, что находится в семидесяти километрах севернее областного центра. Сюда ведёт просёлочная дорога, частично по историческому Сибирскому тракту, своими избами напоминающими зимовку в них декабристов, идущих по этапу на каторгу, в Восточную Сибирь – забайкальские и читинские остроги.

До автовокзала решил прогуляться пешком, первый рейс на посёлок наверняка ушёл, торопиться некуда, да и просто хотелось посмотреть утренний город, в котором он родился. На втором перекрёстке от железнодорожного вокзала, увидел надпись – Смоленская улица, та самая, куда его привезли в дом №1, где проживала когда-то их многочисленная семья на втором этаже старинного деревянного дома. Улица привела его к скверу напротив родительского дома. Игнат выбрал скамейку, с которой хорошо просматривался вид на сторону гнезда детства. Невольно нахлынули воспоминания. Старший брат Герман рассказывал, что во время войны, когда они жили четверо детей и родители, было трудно с питанием, мама всё отдавала детям, а сама голода и начала пухнуть. Отец принял меры, используя своё служебное положение управляющего областного госбанка Тюмени. Через этот банк шли все финансовые потоки снабжения фронта. На втором этаже банка находилось специальное помещение, где был установлен гроб с телом Ленина. Банку придавалось особое положение. В 1953 году семья переехала жить в рабочий посёлок Заводоуспенское, где отец работал главным бухгалтером Успенской бумажной фабрики до ухода на пенсию в 1959 году. Игнату на момент переселения исполнился только годик. С этими нахлынувшими воспоминания он подошёл к автовокзалу.

Его опасения подтвердились - в связи с весенней распутицей, рейсы из Тюмени в пригороды отменены. Завтра праздник 1-е Мая, а он не может добраться домой. Здесь ночевать негде и не у кого. В полной безнадёжности дальнейших действий, разместился в зале ожидания. Обстановка нервозности охватила пассажиров дальнего следования. Таксисты крутились по автовокзалу в поисках несчастных попутчиков в глухие места области, куда автобусы не ходят. Вдруг Игнат увидел двух своих земляков, студентов Талицкого лесотехнического техникума, тоже едущих домой на праздничные дни. Обговорили ситуацию и решили втроём нанимать такси до деревни Удино, куда ещё можно пробраться транспортом, а оставшиеся шесть километров до Заводоуспенки преодолеть пешком, другого выхода не предвиделось. Уезжали из города, надвигались сумерки, приехали в Удино, была уже темень. С трудом нашли дорогу, ведущую домой. В кромешной тьме лесной дорогой побрели к Заводоуспенке. Надо ли говорить, что они испытывали, меся дорожную грязь в ботинках. Вскоре в них хлюпала вода с разжиженной глиной и песком. Желание скорее попасть домой, перебило адский холод в ногах. Так они шли два часа до заветных огней родного посёлка. Вышли на поляну зоны отдыха Лужки, вдали, в низине, показались редкие огни уличного освещения посёлка. Время подходило к полночи. Стали делиться предположениями кто кого ждёт и чем будет угощать – после такого перехода адски, хотелось есть и пить. Улица Октябрьская, где жил Игнат начинается с поляны Лужки и спускается с горы к большому пруду, когда-то выкопанному каторжанами, что находились здесь в ссылке с начало ХIХ века, работая на винокуренном заводе Походяшина. Слава о таких заводах разносилась по всей матушке России – зарплату рабочие получали деньгами и натуральным продуктом – водкой.

Подходя к дому, Игнат увидел тусклый свет в окнах малой комнаты – мама сидит на кухне ждёт сына из дальней дороги, подумалось ему, отблески света доходят до дверей комнаты, он виден с улицы. Волнение переполнило душу – год он отсутствовал в родных стенах, стал забывать теплоту и уют семейного очага. Его встретили мама и брат Борис, который после развода с женой проживал с родителями. За поздним ужином Игнат рассказывал о прожитой жизни на Севере. Засиделись далеко за полночь, уж больно много накопилось вопросов - в письмах всё не расскажешь, да и времени их писать оставалось мало даже в дни отдыха, распорядок соблюдался и в такие дни.

 

Многое повидал и пережил Игнат в поморском городе Архангельске, мореходном училище имени Г.Я. Седова. Сюда привела его романтика морских далей, которой он заболел, побывав в тринадцать лет на Чёрном море с семьёй старшей сестры Надежды. То путешествие на машине из Белоруссии на Северный Кавказ навсегда врезалось в память подростка. Проехали от Полесья, через украинские города, сёла. Море увидели, подъезжая к Новороссийску по серпантину горной дороги. Зрелище заворожило величием морского простора, различными оттенками морской воды. С высоты дороги море смотрелось как водяной ковёр из синего, голубого и чёрного цветов. Вот показался город, его порт с теплоходами у причалов, множеством портовых кранов. Остановились на диком пляже отдохнуть, искупаться, перекусить. Игнат зашёл в море и стал заплывать от берега вдаль. Солёная вода хорошо держала подростка на поверхности моря, в своём пруду он научился мастерски плавать. Сестра, увидев эту картину, закричала вдогонку возвращаться немедленно к берегу. Этот случай оказался последним в бесшабашном заплыве. Потом, уже в Сочи и Сухуми, он таких рисков себе не позволял, иначе мог запросто лишиться разрешения купаться. Виды моря, красивых многопалубных теплоходов «Победа», «Адмирал Нахимов», сверкающих своей белизной и величием, стоящих в порту Сочи, пробудили в подростке неистребимое желание стать штурманом дальнего плавания.

Его мечта стала воплощаться после окончания с отличием Заводоуспенской базовой школы, успешного поступления на отделение штурмана дальнего плавания Архангельского среднего мореходного училища. Походит год насыщенной учёбы, после его окончания Игната направляют на парусную практику в Одесское мореходное училище, парусник «Товарищ». Это очень престижное направление для отличника учёбы, курсанты со средними успехами в учёбе, проходят морскую практику на учебном паруснике «Запад», приписанному к Архангельской мореходке. Началось прохождение медицинской комиссии перед такой ответственной практикой. И вдруг у него обнаруживается слабое зрение на оба глаза, что недопустимо для будущего штурмана. Возник скандал с подлогом прохождения медицинской комиссии во время поступления в училище. Это нелепое подозрение, Игнат сам проходил всю процедуру поступления и никого не просил пройти за него медкомиссию. Позже вскроется причина потери зрения – перемена климата и недостаток витамин в питании. Последовал вызов на ковёр к начальнику военно-морской подготовки, капитану первого ранга Босенко Николаю Григорьевичу:

- Курсант Назаров, как Вы объясняете состояние своего зрения на сегодняшний день? Кто вместо Вас проходил медкомиссию при поступлении в наше училище?

- Товарищ капитан первого ранга, комиссию проходил сам, зрение было единица на оба глаза, что случилось за год учёбы, не знаю! - бойко ответил Игнат.

- Хорошо, сейчас уже ничего не исправишь, ты хорошо окончил первый курс, не имеешь взысканий, замечаний, мы предлагаем тебе перейти на судомеханическое отделение, там зрение допустимо ниже единицы. Подумай до середины апреля над нашим предложением. Если не согласен, тебя примут переводом как отличника учёбы на второй курс любого техникума по стране. Не торопись, подумай, ведь у нас полное государственное обеспечение.

 

С таким напутствием Игнат направился за советом к старшекурсникам, будущим штурманам дальнего плавания. Они хорошо его знали как общительного курсанта, участника художественной самодеятельности, чтеца стихов на морскую тему. После рассказа Игната, что с ним приключилось, предложения Босенко Н.Г., старшекурсники в один голос вынесли вердикт – бросай всё и поступай в техникум, в трюме ты моря не увидишь, а слух в машинном отделении судна, от шума работающих дизелей можешь потерять. В ближайшие выходной Игнат взял увольнительную и поехал за советом в пригород Архангельска, авиационный военный гарнизон Катунино, где проходил воинскую службу командиром технической роты средний брат Сергей, он и привёз брата в эти края учиться. Сергей поддержал совет старшекурсников мореходного училища. Игнат засобирался в дальнюю долгую дорогу домой. В двадцатых числах апреля 1968 года поезд Архангельск-Москва, увозил его в морозное утро со станции Исакагорка, что находится на пути следования поезда в двадцати километрах от столицы Севера. В Москве пересадка на поезд Москва-Иркутск с Казанского вокзала и, вот за окном уже мелькают пейзажи весны центрально-европейской части нашей большой страны.

В таких многосуточных поездках хорошо думается и мыслится обо всём на свете. Главной заботой Игната овладела мысль о школе - учебный год ещё не закончился, надо попробовать вписаться в свой родной оставленный класс год назад. Он вёз домой хорошую выписку по всем предметам за среднюю школу, ведь за год учёбы в мореходке они прошли программу за девятый и десятый классы.

Эти волнения оправдались в полной мере, кода Игнат вновь переступил порог школы после майских праздников и зашёл в кабинет директора:

- Ну, что я тебе говорил, вернёшься назад, - с такими словами встретил его директор школы Курячий В, И.

- Владимир Иванович, по стечению обстоятельств, потерял зрение, мне пришлось отчислиться из училища, - пробовал Игнат возразить на недоброжелательность директора, который с изумлением рассматривал его выписку с оценками за среднюю школу.

- Иди к завучу школы, пусть она решит, какие предметы тебе надо дополнительно сдать, чтобы мы приняли тебя в девятый класс, - опять недовольно проговорил директор.

С подавленным настроением Игнат побрёл искать завуча школы. На перемене он подошёл к кабинету учебной части, с трепетом вошёл к улыбчивой Антонине Васильевне Ампиной, представился, показал свою выписку:

- Да у тебя почти всё в порядке, только в выписке нет предмета «Экономическая география зарубежных стран» и указано мало часов по астрономии, сдашь экзамены по этим школьным предметам и, будем дальше учиться, - с добрым, приветливым взглядом, проговорила Антонина Васильевна.

На следующий день Игнат встретился с преподавателем географии, Бабкиным Николаем Александровичем. Он посоветовал изучать предмет по главам, а сдавать изученное будешь мне в часы работы вечерней школы, так удобнее ему, наступала тёплая погода мая месяца, вечером приятней пройтись до школы, в классах становится прохладнее.

Игнат за месяц изучил и сдал оба предмета. Астрономию целиком за один раз сдал лучшему преподавателю физики Деревенчук Прокопию Васильевичю, у него учились брат Игната Сергей и сестра Лариса. Сергей к этому времени закончил с отличием военное училище и выбрал род войск: военно-морская авиация, техническая служба по обеспечению полётов самолётов.

В начале июля 1968 года Игната зачислили в 9-й «А» класс. Впереди беззаботное лето с обязательным прочтением литературы по программе десятого класса, что может быть лучше такой школьной поры? Впереди выпуск из школы, выбор жизненного пути. У Игната в запасе два месяца с окончательным выбором правильного пути дальнейшей жизни – школа или сразу второй курс техникума, через три года стать дипломированным специалистом среднего звена. Всё упирается в материальное положение семьи – отец пенсионер, мама всю жизнь растила и обшивала семерых детей, была домработница, пенсию не получала.

В середине июля Игнат решил прозондировать возможность перевестись на второй курс Свердловского радиотехнического техникума имени А.С.Попова, на отделение радиолокации. Через неделю приходит ответ от заведующего отделением Петра Ивановича Моисеева, в котором он сообщает – да, такая возможность у нас имеется, и стипендия на этом отделении составляет 37 рублей, в то время как в институтах она рана 20-ти рублям.

Оказалось, что 17 рулей доплачивает Министерство Обороны СССР, такие специалисты по радиолокации очень нужны Армии. Появилась хорошая возможность поехать на собеседование. Теперь остаётся заработать денег на такую поездку, отец сказал, что свободных денег у него нет, начинается сенокосная пора.

Поговорив вечером с взрослыми уличными друзьями, те посоветовали Игнату сходить на кирпичный завод, принадлежащий фабрике, расположенный в северной части территории, туда ходу пешком полчаса, что вполне приемлемо для рабочих посёлка. Утром следующего дня, до начало работы завода, он дождался прихода мастера и обрисовал ему свою проблему своей жизни на данный момент:

- Сколько тебе лет, хлопчик, - поинтересовался Виктор Ильич.

- В марте исполнилось шестнадцать лет.

- Оно и видно по тебе, щупленький здоровьем, ладно, вполне можешь работать не полный рабочий день по шесть часов, как несовершеннолетний, завтра приноси медицинскую справку, что годен для подсобной работы, - с желанием помочь пареньку в нужде, проговорил мастер.

С середины июля Игнат приступил к работе, а через месяц попросил расчёт - поджимали сроки поездки в техникум. Заработанных денег хватило на поездку предварительного собеседования и первый месяц учёбы в большом городе. Тяжело привыкал к новой жизни одному в чужом городе – пока нашёл дешёвую столовую с малой очередью, где находятся буфеты, работающие в вечернее время, чтобы попить чайку с булочкой. Общежитие техникум не предоставил, где всё это имелось, пришлось снимать комнату в частном секторе. Адреса такого жилья предоставлялись в приёмной директора техникума. Два первых осенних месяца уборки урожая картофеля на колхозных полях Урала, как обычно посылают всех студентов, подкрепили Игната материально – купил себе электроплитку, сковородку, чайник из лёгкого металла, чтобы скорее закипала вода для чая. Хозяйка комнаты сразу выставила счёт за пользование электроприборами – надо прибавить пять рублей к десяти, что она берёт за съём комнаты. От стипендии остаётся двадцать два рубля, вот на эти деньги Игнату надо умудриться проживать месяц. В день получается можно тратить на питание только семьдесят копеек. Пятьдесят копеек стоил обед в столовой, значит, на завтрак и ужин остаётся по десять копеек, это пирожок и стакан чая или кефира. С таким раскладом он и жил все годы учёбы в техникуме, зато был стройный, подтянутый, никаких излишеств тела, иногда подташнивало от систематического недоедания, но ничего, главное пришёл к финишу, окончания учёбы в 1971 году.

Все юноши радиолокационного отделения состояли на учёте военкомата Верх-Исетского района Свердловска, на территории которого находился техникум. В день защиты дипломов, восемнадцатого июня, офицер, представитель военкомата, находился в коридоре, напротив двери кабинета, где происходила защита проектов. Выходящему дипломнику он вручал призывную повестку, с указанием дня, места и времени для отправки в Армию. Прямо скажем, радости у бывших студентов в этот день, фактически и не было. Игнат расписался за повестку на 20-е июня, к 12-ти часам в военкомат. Вот и закончилась пора студенчества, гражданской жизни. Впереди проверка приобретённых знаний на практике по эксплуатации, ремонту, дежурству на РЛС боевого применения, по защите воздушных рубежей нашей Родины – СССР. Почётно, ответственно, а главное безумно интересно, что за техника стоит на вооружении Отечества. Такие мысли и посетили Игната в этот памятный день – сразу от учебного макета в бой.

Впереди два свободных дня перед отправкой в Армию. Ехать домой в Заводоуспнку, потерять день на дорогу, туда и обратно, друзья по селу уже разъехались, кто куда, провожать некому, с родителями недавно виделся, предупредил, что с ходу могут забрать в Армию. Игнат решил позвонить старшему брату Герману, рассказать как складывается обстановка в данный момент. Брат ответил, что на проводы пришлёт своего сына Серёжу, племянника Игната, он на три года младше его. В это время Серёжа учился в институте нефти и газа городе Тюмени, на первом курсе.

На следующий день в Свердловск приехал Серёжа, с трудом отыскал улицу Халтурина, №15, где проживал Игнат. Район Верх-Исетского металлургического завода, на этой улице находился кинотеатр «Сталь», рядом с ним начинались торговые ряды большого объединённого продуктового и вещевого рынка. На территории рынка находилась закусочная «Пельменная». Сюда иногда захаживал Игнат, в день получения стипендии, съедал две порции пельменей, приходил в свою комнату, ложился с учебником на кровать, за чтением наслаждался сытостью желудка. За всё время учёбы в техникуме, это был единственный сытый день в месяц, от стипендии до стипендии.

Переговорив обо всём на свете, дядя и племянник отправились в эту пельменную пообедать, а затем сходить в кино. К нашему удивлению посетителей единицы, они удобно расположились за угловым столиком у окна. Для начала заказали по одной порции пельменей с уксусом. Им они показались почти домашними, продолжили неторопливую трапезу до закрытия мини-кафе. Когда шли, теперь уже домой, а не в кино, оно как-то отошло на потом, Серёжа выразил их общее мнение – Анна Петровна, бабушка племянника по линии мамы, Валентины Андреевны, пельмени готовит лучше всех кафе и ресторанов. Царство небесное, светлая память, добрейшей кудеснице кухни, создающей тепло вокруг себя для всех домочадцев, их беззаботного детства, проведённое возле бабушки Ани!

Следующий день посвятили походу по красотам столицы Урала. За три года учёбы Игнат хорошо изучил город. Самый привлекательный уголок – набережная реки Исеть почти в центре города. Пройтись по ней в тени деревьев аллеи, посидеть на скамейке и полюбоваться яхтсменами под парусом скользящими по глади широкой реки. Возле речного моста расположено самое популярное в городе «Кафе-мороженое». Игнат пригласил племянника отдохнуть в нём, после длительного плутания по заповедным улочкам Свердловска.

К вечеру, изрядно усталые, но довольные прогулкой, вернулись в конуру Игната. Попили чайку, обсудили план на завтра, улеглись на ночлег. Не спалось от важности завтрашнего дня. Не шуточное дело – призыв в Армию круто меняет жизнь гражданского человека. Игнат стал вспоминать, как уходили на службу и возвращались друзья брата. Главный итог испытания армией - возмужание, крепость здоровья, совсем иное отношение к жизни и работе. Той разболтанности, что порой наблюдалась в ребятах до Армии, уже нет и в помине. Взять Володю Малышева, богатыря, пришёл совсем другим человеком, служил на Камчатке. Заходил к нам домой по возвращению, долго беседовал с родителями, любо дорого посмотреть на парня. Сергей, вскоре, после исповедального воспоминания дяди заснул.

Чувствовалось, Игнат стал успокаивать себя в ломке своей судьбы. Хотелось сразу после техникума поработать на производстве, была вакансия поехать в Бурятию на военный номерной завод, населённый пункт Анахой, приходила заявка в техникум на его специальность. Надо было соглашаться ехать туда на преддипломную практику. Посмотрел на карту Бурятии, нашёл то отдалённое место от других населённых пунктов и испугался трудностей. Может быть, дали бронь на какое-то время, пока осваивался в оборонке. Тем более в столице Бурятии, городе Улан-Удэ жила его родная тётя, по линии мамы, Анна Дмитриевна Коновалова с дочерью и внуком, Валерием Коноваловым. Да видно уж судьба такая, ничего не попишешь. С этими грустными мыслями крепко заснул.

Утром разбудила хозяйка квартиры Полина Дмитриевна со словами:

- Пора ребятки, вставайте, а то в Армию опоздаете, напекла вам блинов, чайку попьёте, блинов хватит и на дорожку Игнату.

После такого приглашения, хлопцы быстро пришли в себя, во дворе ополоснулись по пояс дождевой водой из бочки крышного стока. Все вместе плотно позавтракали, попрощались с милой, щедрой хозяйкой. Она просила Игната написать, куда его судьба забросит.

Трамвай пятнадцатого маршрута, Сортировка-Уралмаш, подвёз их к военкомату в назначенное время. Вскоре объявили построение с вещами, офицер произвёл перекличку, после этого разрешил пятнадцати минутное прощание с родственниками, друзьями. Серёжа передал дяде немного денег на дорогу от отца, брата Игната, Германа. Условились о переписке, Игнат просил передать родителям, чтобы не волновались, всё проходит нормально, как и должно быть в Армии. Объявили посадку в автобусы до железнодорожного вокзала. Дядя и племянник обнялись на прощание. Колонна автобусов тронулась, Игнат помахал из окна рукой Серёже. Служба началась. Им не дано было знать, что это их последняя встреча, того не ведая, тайным знамением свыше, они хорошо провели вместе скоротечные дни на уральской, родной земле.

На сортировочном пункте вокзала, четверых призывников от техникума, со специальностью радиолокация, во главе с Игнатом, офицер отделил от основной группы, поставил в шеренгу и сообщил следующее:

- Сейчас я выдам старшему из вас Назарову Игнату, проездные документы, деньги на питание из расчёта шести суток на четырёх человек, до станции назначения Хабаровск. По прибытии туда, вы должны самостоятельно прибыть в штаб Военного округа, адрес и маршрут проезда я передаю вашему старшему группы. Он представится дежурному по штабу, дальше вас определит начальство, в какой части ПВО служить. Вы едете по специальному призыву, это ответственно и почётно для вас, призывников. По пути следования проявите дисциплинированность, не разглашайте о себе, кто вы такие, гражданские пассажиры не должны догадываться о вашем положении военнообязанных. Мы предусмотрели для вас отдельное купе. Счастливого пути, товарищи!

Поезд Москва-Хабаровск увозил в неизвестность, четверых друзей. Предстоял долгий утомительный путь. Разгар лета, за окном поезда мелькает зелёное убранство природы. От усталости наблюдений, отдыхали за чтением газет, журналов, которые продавались в избытке на каждой большой станции. К поездам подходили продавцы съестного, что ребятам нравилось, покупали себе на обед и ужин. Из ресторана по вагонам возили ароматные обеды, с удовольствием их покупали, вообще голодными не были. Так пролетели шесть суток пути. За это время хорошо узнали друг друга.

С Петей Горох Игнат учился в одной группе, казалось, хорошо знали о себе всё. Но год расставания во время преддипломной практики внёс коррективы в их биографии. Петя проходил практику в НИИ автоматики, был близок к поступлению в УПИ им.Кирова. На него возлагали большие надежды, тем более техникум окончил с отличием. Ему должны были дать отсрочку до осени, чтобы он смог сделать попытку поступить на дневное отделение института. Что-то не сработало и, вот он едет на срочную службу.

Лёня Ладейщиков и Саня Тарасов, оба из Свердловска, учились в смежной группе Игната и Петра. Их пути пересекались только на общих собраниях отделения радиолокации, комсомольских собраниях, молодёжных вечерах отдыха. У Сани Тарасова папа занимал большой пост – председатель Областного Совета Профсоюзов Свердловской области. В дорогу Сане родители дали большую сумму денег, что он не выходил из вагон-ресторана. Все остальные дети рабочих. Петя Горох родом из деревни Кудымкар, Коми-Пермятского национального округа. Игнат, хоть и родился в Тюмени, а детство и юность провёл в небольшом рабочем посёлке Заводоуспенское, Свердловской области.

 

В дальневосточный город Хабаровск группа новобранцев прибыла в десять часов утра, в субботний день, 30 июня 1971 года. Коллегиально решили – до обеда походить по городу, познакомиться с большим городом Дальнего Востока, найдём столовую плотно перекусить, неизвестно когда нас примут в части назначения. Сразу поехали в парк культуры и отдыха на берегу Амура, посмотрели красивейшую набережную большой реки, по которой в это время проходил пассажирский теплоход. Купили мороженое, насладились прохладой в тени старинной ивы. В городе набрели на кафе с доступной ценой, отпраздновали благополучное прибытие в пункт назначения.

В штаб округа прибыли к 15-ти часам. Игнат доложил дежурному майору о прибытии к месту службы, вручил сопроводительные документы, запечатанные в конверте с печатью. После чего им сказали ждать в фойе ожиданий. Только они расположились на скамейке, в коридоре появился коренастый полковник с усами и, сразу устремился к новобранцем с вопросом:

- Вы кто такие, откуда?

- Прибыли с Урала по специальному набору, специальность радиолокация, все окончили один техникум, - не растерявшись, чётко доложил Игнат.

- Сидите здесь, никуда ни с кем не уходите, даже если позовут, скажите, что ожидаете полковника Теодоровича, - после этих слов он быстрой походкой исчез в кабинетах штаба.

Ждать пришлось не долго. В сопровождении лейтенанта к нам подошёл энергичный полковник Теодорович:

- С этого дня вы мои, я начальник штаба бригады ПВО в/ч 16802, лейтенант сопроводит вас на командный пункт бригады, где и будете служить положенный срок.

Лейтенант вызвал дежурную машину при штабе в/ч 16802, УАЗ. В течение получаса она прибыла к штабу округа. Дорога до командного пункта бригады заняла около часа. По пути следования, разговорчивый молодой лейтенант ввёл группу Игната, в полную ясность предстоящей службы. На точке находится рота ПВО и дивизион комплекса С-75. Ведётся постоянное боевое дежурство на комплексе «Алтай-400», который вы и будете содержать в технически исправном состоянии. Готовность «1» или «раз» не предусматривает увольнение в выходной день. Так что про такой день отдыха забудьте. При такой занятости, сутки пролетают быстро, не заметите, как подойдёт срок демобилизации. С этой приятой, успокоительной беседой, машина подкатила прямо к крыльцу казармы, где находилась канцелярия командира командного пункта.

Лейтенант построил прибывших новобранцев на плацу, при входе в казарму. На звук машины вышел седовласый подполковник, лет пятидесяти, представился:

– Командир командного пункта бригады, подполковник Вильбой, поздравляю вас с прибытием в родную часть, будем вместе служить, все ваши данные мне уже доложили.

Сегодня суббота, у нас банный день. Сейчас дежурный по роте отведёт вас в баню, старшина роты принесёт форменное обмундирование, зайдите к нему, сообщите свои размеры.

Время приближалось к отбою, пока прошли все процедуры, рота уже спала. Подняли повара, чтобы накормил прибывших новичков. Не успел в столовую зайти начальник продовольствия, сержант Костомаров, как следом за ним вошёл подполковник Вильбой, проверить, как новобранцы одеты, сыты ли. Костомаров бойко рапортует:

- Товарищ подполковник, повар поднят по тревоге дежурным по роте для выдачи сухого пойка вновь прибывшим, суточный лимит ужина уже исчерпан, котлы вымыты.

- Проследите, чтобы обязательно накормили, я до утра уезжаю к семье в Хабаровск, к

разводу приеду.

Во время рапорта командиру, сержант Костомаров левой рукой держал бутылку водки «Московская», с зелёной этикеткой. Горлышко спрятал в обшлаг рукава гимнастёрки, а вывернутой наизнанку кистью придерживал днище бутылки. Левая рука опущена вдоль туловища, с лица сержанта это сокрытие оказалось невидимым. Командир ничего не заметил в уловках Костомарова. Новобранцы сидели в ряд за столом, лицом, обращённым на вход в столовую. Весь этот спектакль хорошо просматривался. Так началась срочная служба Игната и его однокурсников, прибывших на Дальний Восток по специальному набору, позднее на два месяца, основного призыва.

Им потом откликнулась эта льгота Министерства Обороны, сослуживцы из зависти не знали, как отомстить ребятам. Но у них ничего не вышло – через год, Игнату дали отпуск за высокие показатели в политической подготовке. Когда на утреннем разводе, командиру дали телефонограмму из штаба, где говорилось о предоставлении сержанту Назарову отпуска, он пришёл в замешательство:

- Это, что получается – десять суток отпуска, дорога в один конец в Белоруссию, тоже десять суток, плюс в обратную дорогу десять. Назаров, так тебя месяц не будет в части, почти курорт! – По строю прошёл смешок.

- Да, у нас редкость такие отпуска, сержант, поедешь, раз заслужил, завтра отвезём в штаб за проездными документами.

Вся рота собирала Игната в дальнюю дорогу. К нему прониклись уважением даже старослужащие – «деды». Всё это создало хорошее настроение Игнату, когда он утром уезжал в штаб бригады. Писарь оперативно выписал проездные документы до Орши через Москву, завёл Игната в солдатскую столовую пообедать перед дальней дорогой. Отпускник парил в переполненных радостных чувствах, что едет в новый дом, незнакомую квартиру родителей, где он ещё не бывал. Туда должен приехать брат Сергей, со всей своей семьёй из Архангельска, тоже в отпуск. За пять лет службы брат прошёл путь от лейтенанта до капитана военно-морской авиации.

В полдень 20 апреля 1972 года, поездом Хабаровск-Москва, сержант Назаров Игнат выехал в поощрительный отпуск срочной службы, в далёкую, малоизвестную ему новую вторую Родину, Белоруссию. Радость его быстро перешла в горечь сознания, что дома лежит парализованная мама. Это случилось полгода назад, в ноябре месяце. Она сидела у окошка на кухне квартиры пятого этажа, смотрела вдаль, поджидая без вести пропавшего среднего сына Бориса. Год назад, он взял последние отцовские деньги, доехал до железнодорожного вокзала, сел на поезд в сторону города Ставрополь, но туда не доехал, по дороге, видимо, был кем-то сброшен с поезда. Так констатировала милиция. Поиски ни к чему не привели. Ему исполнилось всего 37 лет, когда случилась эта трагедия, которая наложила отпечаток на всю нашу семью. С тех пор мама не находила себе места. Соседка, Людмила Павловна Кротова, рассказывала сёстрам Игната, Наде и Ларисе, что ваша мама фактически не спала, сон пропал и не возвращался до паралича, так она переживала горечь утраты любимого сына. Дети, как могли, оберегали маму, её спокойное состояние, утешали надежной на лучшее, что может быть, Борис найдётся. Но когда прошёл год, остановить мамину печаль уже было невозможно. И самое страшное случилось – инсульт привел к обездвижению и потере речи. Маму положили поперёк комнаты, чтобы она видела кухню и всех приходящих домочадцев. Людей узнавала и кивала головой. Игнат приехал ночью на такси с вокзала, чтобы скорее увидеть маму. При виде его она заулыбалась, взяла его за руку, прижала к себе, Игнат еле сдержал слёзы. Весь май семья Сергея и Игнат прожили рядом с мамой. В последних числах мая Игнату надо было возвращаться в часть дослуживать последний год. Расставание с мамой прошло мучительно-тяжело. Все понимали, что это прощание навсегда. Сергей посадил Игната в поезд, со слезами на глазах обоих братьев. Последний год службы пролетел быстро, Игната досрочно демобилизовали из Армии, как отличника боевой и политической подготовки, в мае месяце. В день с девятого на десятое мая он заступил дежурным по роте. В два часа ночи дневальный подозвал Игната к своему посту и передал запись телефонограммы, в которой говорилось, что четверых военнослужащих роты, откомандировать десятого мая к одиннадцати часам в штаб бригады для торжественных проводов дамой, после завершения срока службы как проявивших себя высоко дисциплинированных, отличников Советской Армии. К утру вся рота знала, кто едет домой в первую очередь. На разводе, в торжественной обстановке, командир командного пункта, подполковник Вильбой зачитал эту телефонограмму, пожал отъезжающим руку, пожелал счастливой дороги. Всех переполняло чувство радости и гордости за свой выполненный воинский долг. Трое возвращались домой на Урал, только Игнат ехал в Белоруссию. Пока он учился в техникуме, родители переехали жить сюда, по приглашению старшей дочери Надежды, живущей здесь с 1964 года. В то время, Первый Секретарь ЦК КПСС Белоруссии, Пётр Миронович Машеров, привёл хозяйство республики в образцовое состояние, уровень жизни был очень высок, многие съезжались сюда со всего Советского Союза. В продовольственных магазинах находилось изобилие продуктов высокого качества. Когда Игнат сюда приехал, ещё застал «зачатки Коммунизма», а в 1975 году начался массовый отток продовольствия в Москву и Ленинград, по указанию Правительства СССР. «Коммунизм» здесь стал умирать и сворачиваться. К перестройке прилавки оказались пустыми. К девяностым годам начался дикий капитализм. Страна покатилась к полному развалу. Жить стало страшно тяжело, без уверенности в завтрашнем дне. Появилась боязнь за будущую судьбу своих детей, резко сократилась рождаемость, возросла смертность от голодной жизни и недоедания безработных людей, людей лишённых права на труд и достойное жизнеобеспечение.

С большими трудностями и лишениями, на разных работах, где платили регулярно, Игнат Савельевич дотянул до пенсии. Ему хватило месяца отдыха, чтобы потом задуматься, как дальше жить, чем заниматься? По состоянию здоровья заниматься дачей не представлялось возможным, оформил на неё дарственную старшей дочери Ульяне с семьёй. Решил освоить Интернет, заняться поиском своих знакомых и друзей по школе и техникуму. Предвидя свою возможную занятость по выходу на пенсию, в пятьдесят шесть лет с отличием окончил заочные курсы журналистики в Европейской школе корреспондентского образования ЕШКО. Это сыграло решающую и определяющую роль дальнейшего занятия любимым делом по выходе на пенсию.

После месяца упорной учёбы за компьютером, Игнат Савельевич решил посмотреть, а что там на его малой Родине, посёлке Заводоуспенское, Тугулымского округа, Свердловской области происходит, что его ждёт, если надумает поехать навестить места детства и юности? То, что он увидел, ввергло его в совершенное отчаяние. От Успенской бумажной фабрики остались только две вытяжных трубы от тепловой энергетической станции. Ни цехов, ни административного здания ничего не осталось. Всё растащено по кирпичику до основания. Так прошлись девяностые годы дикого капитализма по уральской земле.

Игнату Савельевичу захотелось узнать – после банкротства фабрики прошло двадцать лет с 1993 года, но до настоящего времени не построено градообразующее предприятие, способное обеспечить занятость местного населения, создать условия для нормального жизнеобеспечения. В чём дело? Куда смотрит местное самоуправление? Начался длительный период поиска истины, изнурительной переписки с властью имущими на всех уровнях управления жизнью глубинки.

Удалось узнать главное – Тугулымский городской округ не вошёл в перспективную программу развития Урала «Уральская деревня 2013-2030г», а раз так, то не поступают средства из Госбюджета на развитие. Округ не вошёл в программу развития по причине отсутствия софинансирования т.е. на тот момент у него не было средств вложения в осуществление перспективной программы развития. Круг замкнулся, выхода из данного тупика пока нет. Кто, когда хватится разгрести этот завал в экономике округа, остаётся только желать скорейшего исправления случившегося, а пока Игнат Савельевич продолжал писать просительные письма о помощи посёлку Заводоуспенское в обеспечении достойного жизнеобеспечения – в Правительство Свердловской области, Губернатору области, Региональное Министерство по Уралу, Правительству РФ.

В адрес отправителя приходили сообщения, что Ваше письмо направлено по существу обращения туда-то, тому-то. Эта канитель продолжалось четыре года, а реальной помощи ни от кого не поступало. Тогда Игнат Савельевич решил обратиться с личным письмом к Президенту РФ.

Вот текст этого обращения:

Уважаемый Владимир Владимирович!

На протяжении 4-х лет я пытаюсь помочь выжить поселку Заводоуспенское, Тугулымского округа, Свердловской области. После банкротства Успенской бумажной фабрики в 1993 году, полного её разграбления до основания, выбрасывания рабочих на улицу без средств существования, прошло 23 года. Там до сих пор не построено никакого градообразующего предприятия, нет занятости местного населения, продолжается отток молодёжи, в посёлке остаются престарелые родители. С 4-х тысяч человек, проживающих ранее, в бытность работы бумажной фабрики, осталось влачить жалкое существование 1260 человек. За этот период, на Урале разработана и внедрена нашумевшая на весь белый свет, программа на длительную перспективу развития «Уральская деревня -2013-2030г». Но поселок Заводоуспенское, который варварски пострадал в 90-е годы, почему-то оказался не включенный в эту Программу. Он просто оказался выброшенный второй раз за борт нормального жизнеобеспечения и существования местного населения. Спрашивается, что это за наплевательское отношение к судьбе посёлка, его жителей. Кто ответственен за это беззаконие и бездействие по существу своих прямых обязанностей местной и региональной властей. Правительство Свердловской области уверяло меня, что разберутся и примут должные меры для исправления положения в поселке и, обеспечения достойной жизни местного населения. Но до сих пор ничего не делается, а мне приходят только отписки от высоких инстанций и ничего более. До каких пор это будет продолжаться?

С уважением, пенсионер, ветеран труда, Назаров Игнат Савельевич.

30.04.2016г

Ответ пришёл от Правительства Свердловской области, в котором опять содержаться увещевания, что они разберутся и наведут должный порядок. Прошёл ещё один год борьбы за выживание посёлка Заводоуспенкое, а воз и ныне там. Круг замкнулся, обращаться выше некуда, народ попросту оказался брошен на произвол судьбы, он не нужен никакой Власти, ни местной, ни центральной – общероссийской, всё пущено на самотёк. Тысяча сельских населённых территорий исчезает в год с лица земли некогда великой России, ну и бог с ними, пусть исчезают, мы и так проживём. Интересно, до каких пор, эта тенденция вымирания будет продолжаться, когда кругом городов пустыня будет? К этому всё и идёт. Только ближе к выборам Власти вспоминают о своём народе, опять обещая манну небесную.

Так, что же происходит с поручениями Президента местным властям в их самоуправлении конкретно на местах, вдали от Кремля? Давайте потихоньку, не спеша разберёмся.

На минувшей неделе, т.е. с 10.04.17 по 14.04.17г одной из самых обсуждаемых тем в СМИ была реализация майских указов Владимира Путина (218 поручений, подписанных президентом России 7 мая 2012 года, в день инаугурации). По общему благожелательному тону совещания Путина с ответственными лицами из кабинета Министров, а также по позитивным правительственным отчетам можно сделать вывод, что с исполнением майских указов у нас полный порядок. Но эксперты Общероссийского народного фронта, главой которого, к слову, является сам президент, приводят иные факты. Комментарии россиян из разных регионов дополняют эту весьма противоречивую картину. «Колокол России» сделал попытку разобраться в реальном положении вещей и определить ответственных за происходящее: 

Беспроигрышный президентский проект 

«Майские указы укладываются в 11 программных документов Путина, подтверждающих серьезность его намерений изменить жизнь в стране к лучшему. По степени проработанности и широте охвата разных сфер жизнедеятельности государства они практически не вызывают нареканий. Надо думать, что указы писались профессионалами из команды президента. Это ключ к решению самых болезненных и злободневных проблем России, касающихся экономики, социальной политики, образования и науки, здравоохранения, оборонки, национальной политики, ЖКХ, демографии.

По большому счету, правительству и Госдуме достаточно было сделать эти положения основной повесткой – и не надо от них никаких мудреных законопроектов, инновационных реформ и прочей самодеятельности, которая по традиции выходит народу боком. Лишь бы они не вредили выполнению директив, за которые национальному лидеру предстоит держать ответ непосредственно перед своими избирателями. Не случайно ведь подавляющее большинство требуемых количественных показателей, согласно документам, должно быть достигнуто к 2018 году, т.е. к завершению текущего президентского срока.

И вот четыре года спустя правительство Дмитрия Медведева порадовало президента и нас с вами очередным оглушительным успехом – по словам министров, ныне выполнено около 70% от общего числа поручений и 88% от числа поручений, которые должны быть реализованы к настоящему времени. На основании собственных красивых графиков и циферок к 30 апрелю 2016 года наши труженики-чиновники сняли с контроля 154 майских поручения из 218-ти.

В ответ на это президент справедливо заметил, что «некоторые его поручения и указы выполняются исключительно формально», а позитивные оценки работе чиновников можно будет давать только тогда, когда люди по всей территории России почувствуют, что качество жизни реально улучшилось. Если кто-то ожидал от Путина резкой критики своих министров и требований добросовестно выполнять его указы, то этого не случилось. Теперь интересно, каким образом президент будет прислушиваться к народному контролю, когда вердикт чиновников однозначен – к 70% поручений они больше никогда не вернутся. Единственной эффективной обратной связью тут видятся доклады и форумы специалистов ОНФ, о позиции которого мы поговорим чуть позже. 

Проблемы возникли не вдруг 

А пока несколько слов о том, какие рифы поджидали майские указы с самого момента их появления – это очень важно для полного понимания ситуации. Осенью 2012 года правительство Медведева представило проект бюджета на следующую трехлетку, который не позволял в полной мере выполнить поручения Путина. Тогда президент отреагировал достаточно жестко – большинство шишек досталось экс-главе с Министром регионального развития Олегу Говоруну, в октябре того же года он был отправлен в отставку.

В 2013 году глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявил, что выполнить поручения президента совершенно нереально, так как для этого требуется рост ВВП более 5% в год. Здесь уже критики в адрес правительства от первого лица было значительно меньше, зато получили по полной и даже потеряли должности ряд губернаторов.

В апреле 2014 года инициативная группа депутатов Госдумы приурочила к плановому отчету премьер-министра свою законодательную инициативу, предлагающую установить уголовную ответственность чиновников за неисполнение указов и распоряжений президента. Парламентарии мотивировали это тем, что исполнительность правительством поручений Путина застыла на отметке 15%, а по майским указам она тогда (внимание!) и вовсе была на нуле. Авторы предлагали установить за бездействие и саботаж ответственных лиц штраф от 2 до 3 млн. рублей с невозможностью в течение срока до трех лет работать на госслужбе. Показательно, что данный законопроект регулярно отвергается по формальным юридическим причинам уже в первом чтении – последний раз это произошло в январе 2016 г.

Помимо попустительства министров, безусловно, сказалось на торможении майских указов и падение цен на нефть. Напомним, что создавались они, когда баррель стоил 110$, и мало кто мог предсказать критическое падение котировок в самое ближайшее время. Наша офшорно-сырьевая модель экономики, привязанная к доллару и зарубежным кредиторам, ожидаемо получила серьезную пробоину в период украино-российского конфликта и санкций Запада, ну а далее либеральная команда Центробанка продолжила планомерно топить корабль по имени Россия.

Как следствие, в конце 2014 г. Счетная палата в своем докладе отмечала: регионы с каждым годом получают все меньше средств из федерального центра на выполнение майских указов. И главы регионов в последнюю очередь виноваты в том, что объем недофинансирования из Москвы в 2014 году вырос вдвое по сравнению с предыдущим годом. Ряд финансовых экспертов тогда указывали на накопление регионами долгов по выполнению социальных обязательств в сумме порядка 2 трлн. рублей. Понятно, что майские указы еще больше усугубили их положение и вынудили выкручиваться ради хорошей статистики – далеко не всегда красивыми и законными методами. 

Ожидание и реальность 

Каково истинное положение дел с майскими указами можно понять благодаря усилиям центра ОНФ «Народная экспертиза». На прошлой неделе в нем представили интерактивную карту исполнения поручений Путина по регионам и стране в целом, составленную по итогам опросов более 16 тыс. экспертов. Изучив ее, оптимизма у вас вряд ли прибавится.

«Мы подтвердили целесообразность снятия с контроля только по 24 поручениям (вместо 154 у правительства! – прим. авт.), то есть на сегодня выполнено около 15% майских указов. Остальные поручения в той или иной степени не выполнены», – пояснил сопредседатель центрального штаба ОНФ Александр Бречалов.

Примечательно, что даже по наиболее успешным направлениям, где граждане отметили позитивные перемены, работа не доведена до конца. Так, в актив чиновников можно занести предоставление государственных и муниципальных услуг в режиме одного окна, повышение доступности дошкольного образования, также есть прогресс в расселении граждан из ветхого и аварийного жилья.

Например, по словам Александра Бречалова, практически все регионы отчитались о стопроцентном выполнении поручения по доступности дошкольного образования, но почти везде существует проблема переполненности групп. Вот одна из типичных историй, приведенных на сайте «Народной экспертизы»:

«Жительница г. Пермь смогла получить место в детском саду только после обращения в суд, так как мест в детских садах на самом деле не хватает. Суд обязал органы местного самоуправления предоставить место, но на этом трудности для мамы не закончились. Устроив ребенка в детский сад выяснилось, что ее ребенок – 38-ой в группе, что на детей не хватает шкафчиков, кроватей, посадочных мест для приема пищи и занятий. В связи с этим ее ребенок не будет обеспечен ни собственным спальным местом, ни местом за обеденным столом. Более того, площадь игровой комнаты группы, в которую определили ребенка, составляла только 44,2 кв. м, что согласно законодательству позволяет разместить в группе только 22 ребенка. То есть норматив превышен почти в 2 раза».

Та же история и с расселением из аварийного жилья. По итогам 2015 г. по России исполнение годового целевого показателя составило 87%, тем не менее, 12 регионов выполнили план менее чем на 50%. «Бывает такое, что построили, сдали, приняли, но жить там невозможно по разным причинам», – отмечает Александр Бречалов.

Стоит ли снимать с контроля хотя бы эти, самые выполняемые, казалось бы, поручения? Очевидно, наше правительство уже это сделало и, накладывать вето на его решение никто не собирается. Если же оценить реализацию других важнейших майских указов, на душе станет совсем плохо. Так, президент требовал увеличить долю инвестиций в ВВП до 25% к 2015 г. и до 27% – к 2018-му. По данным Росстата, этот показатель в прошлом году недотягивал до 21%, причем продолжал снижаться.

Что касается повышения зарплат бюджетникам, на бумаге они, быть может, и росли, но с учетом уровня инфляции покупательская способность граждан откатилась на несколько лет назад, так что вряд ли кто-то заметил это повышение. Кроме того, если в одном месте прибавили, в другом обязательно убрали стимулирующие надбавки, добавили ставку и т.д. Потому реальное материальное положение школьных учителей, преподавателей ВУЗов и врачей в настоящее время значительно ухудшилось.

Оставленные без федеральных денег регионы во имя исполнения майских указов и благостных отчетов были вынуждены пойти на крайние меры – массовые сокращения врачей, педагогов, а также оптимизацию - реорганизацию (читай – закрытие) социально значимых учреждений.

«Было заявлено о росте заработной платы врачей до 47,9 тыс. руб. в месяц в среднем по стране. Но эта цифра включает все переработки и высокую заработную плату руководителей лечебных учреждений, которая в ряде регионов доходит до 1–1,5 млн руб. в месяц. На деле же, согласно результатам опросов ОНФ, у 70% врачей оплата труда не превышает 20–25 тыс. руб. в месяц», – рассказывает эксперт ОНФ Гузель Улумбекова.

И так – где ни копни, чего уж говорить про мега-проект по созданию в стране 25 млн. высокопроизводительных рабочих мест к 2020 году. Начинание, конечно, прекрасное, но оно никак не вяжется с последней «горячей линией» президента с народом, где одной из основных тем стали многомесячные задержки зарплаты на предприятиях. 

Мастера отчетности 

Но наши чиновники – ребята не промах, по изворотливости и способности создавать видимость грандиозной работы им нет равных в мире. Существует множество способов подогнать показатели под требуемые параметры в майских указах, причем очень похоже, что делается это на федеральном уровне и абсолютно сознательно. Если нужно нарисовать повышение зарплат бюджетников – нет проблем, нарисуем. Для этого в конце 2015 года среднюю зарплату в отдельно взятом российском регионе решили рассчитывать по новой методике:

«Центр сравнил опубликованные 15 апреля 2016 г. данные о средних зарплатах в субъектах, рассчитанные по новой методике, с данными о средних зарплатах в регионах по состоянию на третий квартал 2015 г. (то есть, рассчитанными по старой методике) и выявил, что во всех 85 регионах уровень средней зарплаты, рассчитанный по новой методике ниже, чем рассчитанный по старой. В среднем по России данный показатель снизился на 7%. Таким образом, показатель отношения зарплаты конкретной категории бюджетных работников к средней зарплате в субъекте (а именно на основании данного показателя оценивается степень исполнения указа) окажется завышенным на 7%», – отмечают в «Народной экспертизе».

 

Есть и иные варианты выслужиться перед главой государства: в Росстате могут внезапно начать по-иному понимать формулировки из майских указов, вроде «высокопроизводительные рабочие места», или составлять огромный перечень ведомств, согласующих итоговые данные. О иных, более жестких подтасовках, при которых страдают бюджетные соцработники и население, уже писалось выше. 

Печальные пророчества 

По-видимому, исполнители майских указов решили перестраховаться на случай выведения на чистую воду. Иначе как объяснить, что несмотря на радужную статистику от правительства в конце прошлой недели мы услышали несколько откровенно пессимистических заявлений.

«Указы рискуют быть невыполненными по многим показателям. Так, недостижим плановый показатель по производительности труда и отношения объема инвестиций в основной капитал к объему ВВП. Не удалось достичь целевых показателей по оплате труда. Средняя зарплата воспитателей детских садов должна была в 2015 году составлять 94,4% от средней по региону, средняя зарплата учителей – 100%, а преподавателей средних специальных учебных заведений – 85%. Однако эти показатели так и не достигнуты.

То же касается и уровня зарплат медицинского персонала и социальных работников, показателей по снижению смертности, доступности детских садов. Кроме того, усиливается риск не достижения показателя «создание и модернизация 25 млн. высокопроизводительных рабочих мест к 2020 году», – отметила председатель Счетной палаты Татьяна Голикова.

«Конечно, к 2018-2020 годам экономика скорее не сможет обеспечить рост реальных заработных плат бюджетников в полтора раза по отношению к 2011 году», – сказал министр труда и соцзащиты Максим Топилин.

А президент при этом как будто подчеркнуто игнорирует слова своих министров и счетоводов и словно не видит, в каких экономических реалиях мы сейчас находимся, продолжая требовать безусловного исполнения в срок всех своих поручений: «Четыре года назад мы взяли на себя большую ответственность перед гражданами и должны работать без ссылок на сложности и внешние ограничения», – подчеркивает Владимир Путин. 

Саботаж или пиар-акция? 

Объяснять текущую ситуацию с майскими указами президента можно двояко. Первый вариант – вся эта история с поручениями, охватывающими ключевые, самые проблемные сферы жизнедеятельности России – была просто хорошим пред- и пост-выборным пиар-ходом, отвечать за который вполне мог Владислав Сурков (кстати, до мая 2013 г. он занимал должность зампредседателя правительства и как раз отслеживал работу по майским указам). Но тогда выходит, что этот пиар-ход ныне принял титанический масштаб: спустя четыре года от него никто не отказывается, тысячи общественников из ОНФ и других организаций призваны следить за его выполнением, президент постоянно собирает совещания, возвращаясь к уровню выполнения его поручений. При всем желании, сложно воспринимать эти страсти по майским указам как срежиссированный спектакль, в котором все или большинство участников – отличные актеры.

Тогда остается второй вариант – президент верил и продолжает верить в реальность исполнения своих поручений, команда наверняка неоднократно убеждала его в этом, вот только исполнители с самого начала решили их саботировать. И здесь мы возвращаемся к ключевому вопросу – к вопросу суверенитета нашей экономики. Уже в год подписания указов у российского бюджета были серьезные проблемы с их исполнением, хотя экономическая ситуация в целом была вполне благоприятной. А далее начался самый откровенный либерально-гайдаровский саботаж со стороны финансового блока правительства и ЦБ и наша экономика начала переходить в стагнацию, плавно переходя в рецессию. После событий 2014 года и последующего падения цен на нефть мы окончательно «достигли дна», но ведь всего этого вполне можно было избежать.

 

У объективных аналитиков не было никаких сомнений еще в 2013 году – коллектив Медведева-Улюкаева-Силуанова-Набиуллиной продолжит вести страну прежним курсом – прямо на рифы. И невыполнение майских указов (а это вскоре станет очевидным всем и каждому) – базиса избирательной кампании победившего президента – исходя из всяческой логики и здравого смысла, должно-таки будет стать приговором для нынешнего правительства. Каким именно и когда? Это решать только самому Владимиру Путину, в конституционных полномочиях которого, напомним, при всей мнимой бесправности все же имеется возможность в любой момент разогнать незадачливый кабинет Министров. 

P.S.

Но, похоже, что президент окончательно определился и решил идти по старому пути в экономике, вытащив из колоды проверенный «гайдаровский козырь» – Алексея Кудрина. Так совпало, что в конце прошлой недели экс-министр финансов, недавно назначенный Путиным председателем Центра стратегических разработок и зампредседателя экономического совета при президенте, озвучил свою концепцию развития экономики, исключающую рублевую эмиссию и валютный контроль. Программа Кудрина предполагает в ближайшие годы рост ВВП на уровне 1%, а инфляцию – на уровне 4%. Пусть читатель сам сделает выводы, какое будущее в таком случае ждет майские указы». (Иван Ваганов «Колокол России», 21.04. 2017г).

О каком наведении порядка в огромной стране России можно говорить, если в самом Правительстве РФ не наведёт должный учёт и контроль, за исполнением Указов Главы Государства!? Майские указы от 07.05.2012г Президента РФ В.В.Путина звучат как приговор правительству Медведева.

С грехом пополам разобрались в упущениях организации работы и не эффективности управления Правительством РФ всем комплексом Народного хозяйства, кто и когда будет наводить элементарный порядок!? Сколько лет нам ещё потребуется для наведения должного Порядка!?

А как наш Президент реагирует на «Обращения» лично к нему, если такие доходят до него, давайте и это рассмотрим, опираясь на реальные факты.

Со своим письмом Игнат Савельевич впервые обратился к Президенту РФ в конце 2012 года, когда пришли отписки в течение этого года от местных властей. Просто стало уже невмоготу терпеть явное нежелание муниципального правления Тугулымского округа и Правительства Свердловской области оказать помощь и, принять действенные меры по должному жизнеобеспечению посёлка Заводоуспенское и, ему подобных поселений по всему Уралу. Как сейчас выяснилось это общенациональное бедствие России - катастрофическое вымирание и исчезновение с карты страны сельских территорий, страны с некогда преобладающим аграрным сектором. Это поистине трагедия в государственном масштабе России.

Попробуем разобраться в сущности происходящего.

Общеизвестно, что выстроенная в России «вертикаль власти» работает и оправдывает себя только в борьбе с критиками существующей власти. Здесь вся чиновничья братия слилась в единый монолит, скреплённый партией власти, её филиалами в виде «оппозиционных» парламентских партий и новыми «озабоченными патриотами», «общероссийским народным фронтом». (Кстати, Игнат Савельевич туда тоже обращался с челобитным письмом, с этим же криком о помощи, а воз и ныне там).

А вот в работе по развитию экономики, промышленного производства, улучшению жизни граждан, восстановлению разваленных сельских территорий, созданию в них рабочих мест, обеспечению должного жизнеобеспечения, все эти «конторы говорунов» оказались беспомощны и ни на что не способны. Только способны петь гимны за здравие создателю мощной вертикали власти, за это и пользуются благами государственной системной коррупции. Слава тебе господи, приплыли к деяниям позапрошлого золотого века для русской коррупции.

Так уж повелось у этой «вертикали», что все эти «слуги народа» безответственны и неподсудны перед нами, перед гражданами страны. Они в единой системе правления, как бы сами по себе, в стороне от наших нужд и чаяний. А по сему, чиновники на местах годами бездействуют и не способны решать простейшие вопросы жизнеобеспечения своих подведомственных территорий, куда входят занятость местного населения, создание должной инфраструктуры, элементарных условий для жизни человека – освещение, водоснабжение, тепло и чистота наших улиц. Вертикаль власти нас приучила, что эти вопросы способен решать только один единственный человек в стране, это её президент, создатель этой самой системы. Можно годами бегать по кабинетам чиновников местного и регионального уровней, писать тоннами жалобы в первопрестольную столицу, но вопрос, к примеру, о занятости населения и должного жизнеобеспечения способен решать только В.В.Путин. Здесь главное умудриться попасть на его встречи во время прямой трансляции ежегодного прямого эфира с населением огромной страны, с её проблемами или в любом другом месте под кинокамеры, способные потом донести до него крик души. Помните, озвучила пенсионерка из омской области, что в её селе постоянные перебои с водой и тут же, не решаемая годами проблема водоснабжения была решена в считанные дни. Ну не волшебник ли наш президент! Смотришь эту трансляцию и замираешь в ожидании чуда, а вдруг твою жалобу прочитают в прямом эфире и всё сбудется, решится в твоём родном селе! Но не тут-то было, хоть ложись и помирай, в твою сторону никто и не посмотрит, ты простой, неприметный человечик, нет у тебя защиты и спасения от бездействия чиновников всех рангов во всех твоих бедах, сколько ни стучись в двери их кабинетов. «Обыкновенная история» нашего классика Н.А.Гончарова продолжается у нас с ХIX века, «прогресс» очевиден на лицо. Так нынче Россия устроена.

Любит президент «волшебником работать». Вот только одна беда, не успевает один «волшебник» обеспечивать порядок в столь большой стране при этой системе чудовищно неповоротливой государственной машины чиновничества. Ему же некогда будет ездить по заграницам, если он начнёт объезжать все населённые пункты у себя в стране и будет восстанавливать, где водоснабжение, где освещение, где подачу тепла. Лично восстанавливать, поскольку местные и региональные власти сами на это не способны, а законы, нормы и правила не для них писаны, а для показухи международному сообществу, дескать, мы тоже «цивилизованные». И сколько эта неспособность местных властей будет продолжаться, когда Россия займётся, наконец, наведением элементарного порядка в своей стране? Сколько ждать и сколько можно писать жалоб во все инстанции, начиная с Управы поселения?

От имени земляков уральского посёлка Заводоуспенское, Тугулымского городского округа, Свердловской области, убедительно прошу Вас, Владимир Владимирович, лично прочитать это письмо-обращение и помочь в решении обозначенных в нём проблем. Положительное решение вопроса здесь, подаст пример и для разрешения подобных ситуаций в других регионах нашей необъятной матушки России! Мы должны подняться с колен и зажить достойной жизнью, наш многострадальный народ живёт этой надеждой, и мы обязаны оправдать эту надежду во чтобы-то ни стало, для этого у нас есть все возможности и рычаги эффективного государственного управления, мы, простой народ, в это верим!

P.S.

Игнату Савельевичу, остаётся поехать на свою малую Родину, собрать сход односельчан и поведать им истинные причины сегодняшнего состояния экономики Тугулымского округа, бездеятельность Правительства Свердловской области, а по пути из Беларуси на Урал заехать в Москву и, лично отдать своё челобитное письмо в Администрацию Президента РФ. Другого выхода нет, надо убедиться, что его голос в защиту Земляков услышан. 

22.04.2017г Игорь Назаров / Игорь Сибиряк /

Опубликовано в категории: Конкурс ПЛАНЕТЫ ПИСАТЕЛЕЙ 2017 г. Проза

Ваше мнение очень важно для нас!
Понравился ли вам этот материал?
Да.
Нет.
Всего проголосовало: 2
 
9-05-2017, 17:45

написал: putnik, Комментариев: 184, Новостей: 165, Статус: Пользователь offline
Материал довольно интересный, заставляет задуматься о жизни, но читается не очень-то легко. Мне кажется, над ним следует еще поработать. Многое можно сократить, особенно в первой его части. И, быть может, давать его не в хронологической последовательности, а перемежевывая настоящее с воспоминаниями о прошлом. Или каким-то иным путем попытаться оживить текст, а то уж слишком он монотонный получается, не всякий одолеет до конца.
Удачи автору и мои поздравления с дебютом на нашем сайте. smile


--------------------


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.