АВТОРИЗАЦИЯ

САЙТ НИКОЛАЯ ДОВГАЯ

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

Наш сайт на facebook
Сайт Планета Писателей в Однокласниках

ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ

 КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

НАШ АРХИВ

Октябрь 2020 (5)
Сентябрь 2020 (5)
Август 2020 (16)
Июль 2020 (13)
Июнь 2020 (6)
Май 2020 (6)

РЕКОМЕНДОВАННОЕ



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть четвертая, гл. 2

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Глава вторая Рассказ солдата

Весь день он скрывался в одной из лощин, выжидая, пока стемнеет. Когда же стало смеркаться, он прокрался обратно в сарай и тихонько постучал по бидону: – Служивый! Ты здесь? За его спиной послышался шорох. Рыцарь стремительно обернулся, обнажая меч. – Тсс! Это я,– раздался негромкий



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть четвертая, гл. 1

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Глава первая Город великанов

Конфеткин плавал в объятиях сна, но его дух витал далеко за пределами волшебной амфоры. Он находился в какой-то комнате, у стеклянной стены. За столом, в профиль к нему, сидел мужчина и читал книгу. На столе горела лампа с зеленым абажуром, и ее свет золотистым пятном...



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть третья, гл. 10

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Глава десятая Волшебная амфора

Конфеткин стоял в полутемной комнате, оклеенной бледно-розовыми обоями. Ни окон, ни двери в ней не было. Снаружи не доносилось ни звука. Мысли текли медленно, вяло.– Кто я? Почему я здесь?



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть третья, гл. 9

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Глава девятая Похмелье

Ночь прошла, и мутные лучи холодного рассвета заскользили по унылым топям Чёртовни. Горелик, с пустым лукошком в руке, крался к реке. Клеопатра предупреждала его, чтобы он не делал этого. Но разве он мог устоять? В его груди пылал адский огонь, его мучила жажда, и башка раскалывалась...



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть третья, гл. 6 - 8

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Глава шестая Бой в луже

Луна струила на лужу оранжевый свет. Горелик, в красном галстуке, дурацком колпаке, стоял в грязи напротив пьяного Толяна, готовясь к схватке. Толян – пузатый, неуклюжий боец с длинными волосатыми руками, выглядел настоящим Голиафом по сравнению с «непобедимым Горелым».



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть третья, гл. 4-5

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Глава четвертая Горелик

Железный Змий уползал на северо-запад, и длинное брюхо чудища, плавно покачиваясь на гремящих колесах, волочилось средь полей и лесов. Подобно гигантскому питону, Змий взбирался на косогоры, сползал в низины, извивался меж древних курганов и озер. По ночам глаза его вспыхивали белым светом, и длинные лучи выхватывали из мрака блестящие, словно надраенные ваксой полозья, ссужающиеся вдали. Луна безмолвно скользила за этим грохочущим фантомом. Она появлялась то с левого, то с правого бока от его железного тела, заглядывала в длинные ряды окошек и обливала его внутренности мертвенно-серебристым светом. На деревянных полках, как мумии в гробах, покоились пассажиры. Служители этого Дива подремывали в своих клетушках у жарко натопленных печурок. В городах смешанного мира стальное чудище делало остановки, поглощая в свое чрево все новых и новых пассажиров. Чем дальше уползал Змий – тем меньше встречалось на его пути населенных пунктов, и тем более дикой и унылой становилась местность. На тридцать девятый день своего пути Змий приполз к огромной лысой горе. Он издал пронзительный гудок, и стал втягиваться в черную нору. Целые сутки Змий находился в каменной утробе и, наконец, на исходе сорокового дня его голова появилась в стране мрака и лжи.



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть третья, гл. 3

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Глава третья Ловушка

Долина Видений осталась позади – он вступил в царство мрака и лжи. Какое-то время он шагал по голой каменистой местности, и круглая оранжевая луна, словно небесный апельсин, висела над его головой. Потом пошли высокие и толстые, в три обхвата деревья – Конфеткин вошел в темный лес. 



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть третья, гл. 1,2

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Глава первая У ночного костра

Утро выдалось туманное. Солнечные лучи с трудом пробивались сквозь плотную пелену воздуха, насыщенного испарениями. Ближе к полудню туман рассеялся, блеснуло солнышко, озаряя ласковым светом луга и перелески, между которыми весело бежали прозрачные речушки и ручейки...



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть вторая, гл. 4,5

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ВТОРАЯ Глава четвертая Черный вестник

Особняк госпожи Кривогорбатовой известен всему городу. Он построен из серого тесаного камня и стоит за красивой кованой оградой на улице Уиц-Рабле. На первом этаже располагается обширная гостиная, где Аида Иудовна закатывает балы на триста персон. Здесь же находится множество горниц...



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть вторая, гл. 3

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ВТОРАЯ Глава третья Планерка

– Олухи! Бездари! Ротозеи… тв-вою рога мать! Неужели вы не могли справиться с каким-то сопливым мальчишкой? Аида Иудована обвела своих цириков волчьим взглядом. – Ну, что сидите, как трухлявые пни на лесной опушке? Проворонили?! Кре-ти-ны! Дубовые задницы! Вот погодите-ко у меня... 



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть вторая, гл. 1,2

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ВТОРАЯ Глава первая Погоня

Госпожа Кривогорбатова обезумела от ярости. Она свирепо металась меж деревянных скамей галеры, на которых сидели прикованные к веслам каторжане. В красном кулачке злобная фурия сжимала нагайку с тремя косичками из конского волоса, в которые были искусно вплетены заостренные...



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть первая, гл. 11,12

Николай Довгай

КонфеткинКонфеткин

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Глава одиннадцатая Нити любви

Окончив рассказ, Конфета начал задавать вопросы. Вопросов накопилось великое множество, и комиссар старался не упустить возможности собрать побольше информации. Прежде всего, как он попал в этот мир? Ведь он лез по лестнице, сам не зная куда! – Позволь не согласиться с этим...



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть первая, гл. 8, 9, 10

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Глава восьмая Неожиданное спасенье

Дверь была заперта на засов с наружной стороны, и на засове висел замок. Внутри было темно и смрадно. Но, как это ни странно, даже и в темноте он мог, каким-то чудом, различать контуры своего каземата. 

Стены были сложены из грубого неотесанного камня, покрыты мхом и плесенью – проведя по ним ладонью, Конфеткин ощутил противную липкую слизь. Потолок нависал над головой тяжелой монолитной глыбой. Ни нар, ни скамьи, ни стола в его узилище не было.



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть первая, гл. 5, 6, 7

Николай Довгай
Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Глава пятая Путь в небеса

Комиссар возился с замком. У лестницы было темно, и он подсвечивал себе карманным фонариком. Замок был старый, заржавелый, и к тому же столь допотопной конструкции, что его смог бы открыть и младенец. И все-таки он не поддавался. Но вот послышался тихий щелчок. Комиссар приподнял дужку замка, аккуратно снял его с ушек и, протянув руку сквозь прутья решетки, опустил на ступеньку бетонной лестницы. Затем выпрямился и медленно, очень медленно потянул решетку на себя.



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть первая, гл. 3, 4

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Глава третья Исповедь

Вам, конечно, невозможно объяснить, как счастливо мы жили втроем! И какое горе нас потом постигло! Дай Бог вам никогда этого и не узнать… Василий Никитич обхватил голову руками, и из его груди вырвался тяжкий вздох. – Да-а… – протянул он. – Оленька очень любила свою мать и, когда она умерла…



В созвездии Медузы, роман-сказка, часть первая, гл. 1, 2

Николай Довгай

Рыцарь КонфеткинРыцарь Конфеткин

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Глава первая Украденный мишка

В дни своего детства Конфеткин любил играть в казаки-разбойники, жостик, или, как его еще тогда называли, крячик и многие другие игры. Нынешняя детвора, усердно протирающая штаны за мониторами компьютеров, вряд ли уже знает, что это означает – «играть в крячик»,



Глянцевый период, окончание

Николай Довгай

ИнопланетянкаИнопланетянка

Инопланетянка и кандидат в президенты

– Ваш муж серьезно болен,– сказал я. – Да, знаю,– сказала жена Лапшина. – Его поведение уже давно вызывает у меня тревогу. – И чем же именно? – Ну, вы же сами его только что видели,– сказала она. – Он постоянно погружен в пучину своих бредовых фантазий. Реальный мир для него попросту не существует.



Глянцевый период, продолжение 3

Николай Довгай

Глянцевый период, продолжение 3Глянцевый период, продолжение 3 5 На площадке второго этажа я остановился и закурил. Выкурив сигарету, я вновь стал подниматься вверх по лестнице, стараясь ступать мягко, как кот на охоте. Миновав квартиру Бренды, я поднялся на девятый этаж. Дверь на чердак была закрыта на замок. К счастью, его конструкция не отличалась особой оригинальностью – мне приходилось иметь дела и с куда более сложными механизмами. Трудность заключалась лишь в том, что замок давно...



Глянцевый период, предположение 1

Николай Довгай

Глянцевый период, сказочка для взрослых Николая Довгая, предположение 1Глянцевый период, сказочка для взрослых Николая Довгая, предположение 1

2 Еще несколько таких больных – и мне самому понадобиться помощь психиатора, подумал я. Одни сумасшедшие пишут свой вздор, другие – его читают. В итоге больные прут ко мне косяками. Желая проверить, насколько устойчив бред моего пациента, я спросил: А что же блондинка? – Какая блондинка? – встрепенулся Лапшин. – Ну, как же,– напомнил я. – Вы сняли ее с дерева и накинули на ее округлые, словно изваянные из 



Глянцевый период, начало

Николай Довгай

Глянцевый период, началоГлянцевый период, начало Мама, мы все тяжело больны. Мама, я знаю, мы все сошли с ума (в том числе и мама) Виктор Цой

Часть первая

Жертва беллетристики

Дверь приоткрылась, и в кабинет вошел мужчина. Он поздоровался и сел на стул. Я постарался придать своему лицу любезное выражение: – На что жалуетесь? – На нервы.