ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ

АВТОРИЗАЦИЯ

 КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Январь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

НОВОСТИ ПУТНИКА

Просмотров: 706

Зеркало желаний

Сергей Васильев


Зеркало желанийЗеркало желаний

Ведьма крадет зеркало

В самой чаще дремучего леса, куда не заходил ни один зверь, стояла ветхая избушка, обросшая мхом. В ней жила старая-престарая Ведьма. Ни с кем Старуха не общалась, разве что только с такими же ведьмами, как и она сама, да ещё с Гоблином, живущим в противоположной стороне леса.

Правда, ходила она к нему только тогда, когда ей что-нибудь было  нужно. Но однажды, на шабаше ведьм, она краем уха услышала, что у Гоблина есть Зеркало Желаний. Очень сильно захотела Колдунья иметь у себя это зеркало и стала думать, как бы его заполучить. Может, обменять на что-либо? Порылась в своём сундуке. Отдать скатерть-самобранку – жалко, самовар-чудесник – тоже, лукошко, само бегущее по дорожке, – тем более. Закрыла сундук Ведьма – всё жалко. И она решила украсть у Гоблина зеркало. Дождалась Чародейка самой тёмной ночи, когда  луна на небе совсем не была видна, взяла с собой кусок мяса, посыпанного сон-травою, для большой и злой собаки, стерегущей пещеру Гоблина, накинула на себя чёрный плащ и пошла. Когда Ведьма подошла к пещере, было уже далеко за полночь. И тут из своей конуры выскочил огромный пёс и прыгнул на неё. Старуха кинула ему мясо с сон-травою, тот схватил его прямо на лету, съел и сразу же уснул под кустом. Ведунья тихонько вошла в пещеру. Гоблин спал на большой деревянной кровати и громко храпел. Она быстро нашла зеркало, схватила его и поспешила домой. Радость переполняла старую чертовку. Теперь у неё есть зеркало, и она сможет просить у него всё, что только пожелает. Колдунья очень торопилась.  Она не шла, а почти бежала, чтобы до рассвета успеть прийти к своей избушке. Пересекая лесную поляну, Чародейка зацепилась ногой за корягу и упала. Зеркало выскочило у неё из рук и, немного пролетев, закатилось под куст можжевельника.

– Чёрт бы меня побрал! – выругалась она.

Зеркало восприняло её слова как просьбу. Оно два раза мигнуло и отправило Ведьму туда, куда она его и попросила – к чёрту.

               

Кабан находит зеркало

Настало утро. Из-за горизонта выплыло доброе, ещё заспанное солнышко. Запели птички на деревьях, пробудились и звери. Кабан, по прозвищу Корешок, тоже проснулся и вылез из ямы, в которой сладко спал всю ночь. Корешком прозвал его Медведь за то, что когда желудям был не сезон, Кабан вечно рылся в земле, ища коренья. А найдя их, выдёргивал и с аппетитом съедал.

Корешок с хрустом потянулся, посмотрел на взошедшее солнце и потопал на поляну, где рос огромный старый дуб. Приходил он сюда ежедневно, чтобы полакомиться желудями. Кабан стал прохаживаться возле дуба, рылом отыскивая их в траве. Каждый найденный желудь он с наслаждением разжёвывал и проглатывал, громко чавкая. Вскоре с одной стороны дуба все желуди были съедены, а с другой - густо рос  можжевельник. Кабан полез под куст, тут же нашёл ещё один желудь и уже хотел было разгрызть его, как вдруг замер в испуге, желудь вывалился у него из пасти. Из-под куста на него смотрела огромная кабанья голова с двумя торчащими клыками. Корешок завизжал, как будто его режут, и пустился наутёк. Он промчался через поляну, спустился по склону к речке и, вскочив в воду, обрызгал сидевшего на берегу Бобра.

– Корешок, кто тебя так напугал? – поинтересовался Бобр. – Ты влетел в воду так стремительно, что окатил меня фонтаном брызг!

– Там, на поляне, в кусте можжевельника, сидит большой и страшный кабан с клыками, – заикаясь, пробормотал он.

– А может, это тебе с перепугу что-то померещилось, – смеётся Бобр. – Как может здоровенный кабан поместиться в кусте можжевельника? Вылезай, сходим посмотрим, на твоё страшилище.

Кабан выбрался на берег, но стал отнекиваться:

– Нет…, я не пойду… Ты сначала сам сходи, проверь, а потом, если вернёшься живой, то и я возвращусь на поляну…

Бобр перестал смеяться. 

– Ну что, я пошёл? – не совсем уверенно сказал он.

– Иди-иди! – ложась на тёплый песочек, прохрюкал Корешок. – А я буду тебя тут ждать!

Через пять минут прибежал Бобр, испуганный и запыхавшийся. Он громко закричал: 

– Там сидит не кабан, в куст уже залез уродливый и лохматый бобр!

– Нет, там сидит безобразный кабан, – возражает ему Корешок.

– Значит, их уже там двое, – высказал свою догадку Бобр.

– Этого ещё не хватало, – расстроился Кабан. – Как же мы теперь будем ходить на поляну?

– Не знаю…, – растерянно говорит Бобр. – О, придумал, нужно их как-то оттуда прогнать…

– Ну и как? – удивлённо спросил Корешок. 

Недалеко от берега реки росла сосна. Сидевшая на ветке Белка слышала спор между Кабаном и Бобром. Она повернулась к ним и спросила:

– Вы чего так расшумелись? Что-то случилось?

Кабан и Бобр подошли к сосне и стали рассказывать Белке, что они видели на поляне.

– В куст можжевельника забрался огромный и страшный вепрь! – выкрикнул Корешок.

– Да нет же, – перебивает его Бобр, – там сидит мерзкий бобр!

– Так кто же там, всё-таки, находится? – допытывается Белка.

– Оба! – проорали в один голос Бобр и Кабан.

– В одном кусте можжевельника? – не поверила она им.

– Да, залезли и сидят там! – опять хором заявили они.

– И что же они делают в кусте можжевельника? – удивилась Белка.

– Едят мои желуди, – недовольно буркнул Корешок.

– И грызут мои ветки, – с досадой  сказал Бобр. – Нужно их как-то прогнать оттуда!

– А вы ничего не перепутали? – переспросила их Белочка.

– Нет…, они там.

– Ладно, побегу погляжу…

Белка слезла с дерева и попрыгала к поляне. Кабан и Бобр неторопливо поплелись за ней.

На поляне Белка вскочила на дуб, перебежала на ветку, свисающую над можжевельником, и стала смотреть вниз, в середину куста.

Корешок и Бобр наблюдали за ней со стороны, ближе подойти не решались.

– Ну что там?! – не выдержал Кабан.

Белка, ничего не говоря, спрыгнула с дуба на куст. Кабан и Бобр насторожились, они были готовы в любую минуту дать дёру.

Через минуту Белка, целая и невредимая, выбежала из-под куста и поскакала к Бобру и Корешку.

– Там сидит только белка, – сказала она.

– Кабан и бобр убежали! – радостно выкрикнули Бобр и Корешок.

– Их там и не было, – улыбнулась Белочка. – Там лежит зеркало, и вы видели самих себя.

– Что, мы так плохо выглядим?! – засомневались оба.

– У страха глаза велики, – хихикнула она.

Корешок и Бобр стыдливо опустили головы.

– А можно мы ещё раз взглянем? – спросили они.

– А почему же нельзя? Можно, конечно.

Кабан и Бобр, всё ещё немного опасаясь, потопали к дубу. Но когда они под кустом можжевельника  увидели в зеркале своё отражение, то стали потешаться друг над другом.

– Корешок… ха-ха-ха, – смеётся Бобр, – ты такой смешной в зеркале!

– А ты? – смех Кабана переходит в хрюканье. – Ты в зеркале похож на большого суслика. Хрю-хрю-хрю!

– А ты на хрюкающего бегемота. Ха-ха-ха!

К ним подошла Белка.

– Давайте вытащим зеркало из-под куста, – предложила она.

Кабан и Бобр вытянули зеркало и поставили его возле дуба. Они стали по очереди подходить к нему и смеяться, но уже каждый сам над собой.

На поляну выскочила Лиса. Она подбежала к зверям и увидела зеркало.

– Ух ты, зеркало! – обрадовалась она. – А ну, расступитесь, я полюбуюсь собою.

Белка, Кабан и Бобр посторонились. Рыжая стала с удовольствием рассматривать своё отражение.

– Да, – хвалит она сама себя, – красива! Ой, как хороша!

Лиса крутилась возле зеркала, поворачиваясь то одной, то  другой  стороной.

На поляне появились Медведь и Волк. Они тоже подошли к дубу. Медведь бесцеремонно отодвинул Лисицу лапой.

– О, зеркало! – с восторгом сказал он и стал разглядывать в нём себя.

Волк тоже старался увидеть свой облик, но Медведь ему не давал.

– Михаил Потапович, – услужливо попросил Волк, – дай и мне заглянуть в зеркало.

– Чего тебе на себя глазеть, и так хорош, – пробубнил Медведь, расчёсывая себе лапой голову.

– Миша, давай соблюдать очередь, – предложила Медведю Лиса. – Каждому по пять минут. Правильно, звери?

Все утвердительно махнули головами. Медведь с неохотой отошёл. К зеркалу образовалась очередь. Звери смеялись друг над другом, и на поляне было шумно и весело.

 

Гоблин обнаруживает пропажу зеркала

Когда солнышко поднялось выше сосен, осветив своими лучами пещеру Гоблина, тот проснулся, сел на кровати, потом встал и подошёл к столу. Усевшись на скамью, он крикнул:

– Зеркало, давай мне мясо!

Но на столе ничего не появлялось.

– Зеркало, ты что оглохло? Есть хочу! – уже злобно гаркнул он и с силой ударил кулаком по столу.

Но стол оставался пустой. Гоблин снял с ноги лапоть и уже хотел было бросить его в угол, где всегда стояло зеркало, но застыл в изумлении.  Зеркала не было! Лапоть вывалился у него из руки и упал на пол. Гоблин вскочил, не веря своим глазам. Скамья, на которой он сидел, отлетела в сторону. Он подбежал к углу и стал шарить там руками. Пусто!

– Украли!! – заревел он. – Стащили моё зеркало!

Гоблин заметался по пещере, стараясь найти своего пса.  Он заглянул под кровать, под стол, но его нигде не было.

– Где же ты прячешься, Дармоед?! – свирепо заорал он.

Гоблин выскочил наружу. Ослепительно светило яркое солнце. Он зажмурился и приложил руку ко лбу, высматривая собаку.

Дармоед, так его звал хозяин, спокойно спал под густым кустом дикого шиповника рядом со своей конурой. Ему во сне что-то снилось, видно хорошее, потому что он иногда дёргал ногами, как будто бежал куда-то. 

– Вот ты где! – озверело рявкнул Гоблин, подойдя к собаке. Он больно ударил его ногой. Пёс подхватился и, скуля, отпрыгнул в сторону.

– Кто приходил ночью и украл моё зеркало? – набросился Гоблин на него. – Кто это был?

Дармоед мотнул головою в сторону леса.

– Что, ведьма приходила?

Собака утвердительно кивнула.

– А тебе, наверное, дала мясо с сон-травою?

Пёс стыдливо опустил голову.

– Ну, змея подколодная, задам я тебе жару! – Гоблин быстро вернулся в пещеру.

Через минуту он появился уже в плаще и сапогах.

– Сторожить! –  приказал Гоблин собаке и поспешил к лесу, но не по тропинке, а напрямик, так быстрее.

Довольный, что хозяина долго не будет, Дармоед улёгся возле пещеры. Засыпая он подумал: «Повезло, хозяин меня не тронул, а ведь мог и поколотить за жадность...»

Гоблин, подгоняемый яростью, не шёл, а почти бежал к ведьме. Он продирался сквозь заросшие  кустарники, преодолевал овраги и ручьи. Наконец, после полудня, показалась  избушка Колдуньи. Он подскочил и дёрнул  дверь. Она была заперта.

«Хочет обмануть меня, – подумал Гоблин, – будто бы её нет дома, а сама сидит тихонько за печкой. Не получится, я всё равно зайду».

Он с силой ударил ногой по двери избушки. Петли не выдержали, и дверь рухнула на пол. Гоблин ворвался в домик. Он обыскал все углы и закоулки. Ведьмы нигде не было, зеркала тоже. Гоблин с досады сел на скамейку.

«Значит, она ещё не приходила домой, – промелькнула у него в голове мысль. – Надо искать её в лесу!»

Гоблин поднялся и покинул избушку. От домика тянулась всего одна тропинка. Он помчался по ней в надежде встретиться с ведьмой. Вскоре вышел на лесную поляну. Осмотрев её и не обнаружив своей обидчицы, Гоблин приблизился к дубу, где толпились звери.

В зеркало снова смотрелась Лиса.

– Лиса, хватит любоваться собой, дай и другим глянуть на себ…, – Кабан запнулся, он заметил стоящего рядом Гоблина.

– Гоблин! – вырвалось у него.

Все звери тут же замолчали и повернулись. Увидев Гоблина, они испуганно притихли.

Гоблин тут же увидел зеркало.

– Зеркало! Моё зеркало! – радостно закричал он и уже злобно добавил:  – Так это вы его у меня украли?

– Нет, что ты, – стал оправдываться Кабан, – мы его нашли.

– Где же оно было?

– В кусте можжевельника, – объяснил Бобр.

– А кто его туда засунул? – допытывался Гоблин.

– Мы не знаем, – ответили звери хором.

– А ведьму кто-нибудь видел? А?

Звери отрицательно покачали головой.

– Я вам не верю, – сделал вывод Гоблин. – Вы всё равно будете наказаны. А ну, зеркало, отправь их всех в ущелье Красного Дракона.

Зеркало два раза мигнуло, и звери исчезли. Гоблин забрал зеркало и довольный направился домой.

 

Ущелье Красного Дракона

Ущелье, в котором оказались звери, было окружено со всех сторон высокими отвесными скалами. В центре было озеро. Зеркало разбросало зверей  по разным местам, и они долго искали друг друга. Осталось найти Бобра. Белка вскочила на большой каменный валун и стала рассматривать всё вокруг.

– Я вижу, что там вдалеке, – она указала лапой, – кто-то плещется в воде.

– Позови, – попросил Медведь.

– Далековато, – засомневалась Белка.

– Ладно, я сам, – он приложил лапы к пасти и что есть силы заревел: – Бобр!!!

По ущелью пронеслось эхо: «Бобр! Бобр! Бобр!»

Бобр услышал голос Медведя. Он выскочил из воды и, увидев зверей, которые махали ему лапами, помчался к ним. Все собрались у валуна, на котором сидела Белка.

– Ну вот, – с горечью произнёс Медведь, – попали мы в неприятную историю. Что будем делать?

– Как это, что?– заволновалась Лиса. – Выбираться отсюда, конечно же!

– А как? Ты знаешь?

Лисица замолчала. Вместо неё внёс предложение Бобр:

– А давайте пойдём вдоль скал, может, обнаружим где-то выход.

Все согласились, и зашагали вперёд. По дороге им стали попадаться чьи-то кости на песке. Звери с удивлением и с испугом смотрели на них.

– Жуть, – вырвалось у Белки. –  С нами, я думаю, такого не случится.

– Конечно, нет, – затявкала рыжая плутовка. – Типун тебе на язык, Белка!

 Они прошли уже большое расстояние, но так и не отыскали даже щёлочки в сплошной горе. Белка опять запрыгнула на большую глыбу и покрутила головой по сторонам.

– Я что-то вижу у воды, похоже, что это черепаха, – пропищала она.

На берегу, у самой воды, действительно, лежала черепаха. Она не подавала никаких признаков жизни.

– Неживая, наверное, – пожалела её Белка.

– Сейчас узнаем, – Бобр подбежал к ней. Он постучал лапой по обросшему зелёными водорослями панцирю. Черепаха не двигалась. Тогда он влез ей на спину и подпрыгнул несколько раз. Черепаха возмущённо высунула голову из панциря и схватила Бобра за ногу.

– Отпусти! – заверещал он.

– Живая! – обрадовалась Белочка.

– Да, живая, – Черепаха отпустила Бобра. – И не собираюсь пока умирать, как некоторые.

Она мотнула головой в сторону костей, валяющихся на песке.

– А чего это они все умерли? – забеспокоилась Лисица.

– Выйти не смогли отсюда, вот с голоду и…, – Черепаха тяжело вздохнула.

– Как не смогли отсюда выбраться? Тут что, нет выхода? – испугалась Рыжая.

– Есть, один-единственный, но его стережёт Красный Дракон, – печально ответила Черепаха.

– А где этот выход? – поинтересовался Медведь.

– Где-то там, – Черепаха махнула головой вправо. – Давно я туда уже не прогуливалась и точное место запамятовала. Кажется, возле той чёрной горы, но я уже не уверена. Если даже и найдёте проход, всё равно Дракон никому не даст выйти. Всех, кто пробовал это сделать, он сжёг огнём, а потом, видимо, съел.

– Ужас! – возмутилась Лиса.

– Да помолчи ты! – махнул лапой Медведь и опять обратился к Черепахе:

– А ты нам покажешь дорогу к проходу?

– Попробую, – согласилась она, – только я буду долго туда добираться.

Черепаха поползла, а звери потащились за ней. Через некоторое время Лисица  стала подгонять её:

– Черепаха, а нельзя ли как-то побыстрее двигаться?

– А ты что, Рыжая, хочешь поскорее поджариться, – съехидничала Черепаха.

Лиса ещё что-то хотела сказать, но промолчала. Все медленно продолжали плестись за своей проводницей. Вскоре Медведь не выдержал такой ходьбы, он подхватил лапами Черепаху и понёс. Зашагали сразу быстрее.

Косолапый  долго шёл с Черепахой  вдоль берега, но та никак не могла точно вспомнить, где находится выход из ущелья. Может, ей просто нравилось, что её  несут, а может, и на самом деле забыла, где он. Наконец у Медведя сдали нервы, и он проворчал:

– Черепаха, ты всё-таки покажешь нам, где проход в скале или нет? Больше я носить тебя не собираюсь. Будем его искать сами.

– Ой, ой, ой! – возмутилась Черепаха. – Неужели устал?  Ладно, положи меня на песок, я с высоты не могу сориентироваться.

– Михаил Потапович, поставь Черепаху на землю, пусть оттуда поглядит, может, что-то и увидит, а то уже солнце садится, стемнеет скоро, – попросила Белка.

Медведь почти бросил Черепаху на песок.

– Можно было быть и повежливее, – недовольно буркнула она и стала вертеть головой.

– Да вот же она, расщелина, – Черепаха указала головой на тёмную полоску на скале, которая была совсем недалеко от них.

– Наконец-то! – уже подобревший Медведь поднял Черепаху и потопал к пролому.

Солнце проворно закатывалось за скалы, стоявшие сплошной грядой на горизонте, и стало быстро темнеть. Когда звери приблизились к проходу, уже были сумерки.

– Не успели, придётся ночевать в ущелье,  – огорчился Медведь, и в шутку добавил: – Разведём костёр, зажарим Черепаху – и съедим.

Черепаха в испуге поползла к воде. Все дружно засмеялись.

– Черепаха! – позвала Белка. – Он пошутил! Возвращайся!

Черепаха остановилась. С большой опаской она вернулась к зверям. Медведь, сидевший на камне, поднялся. Черепаха не сводила с него глаз. Но он подошёл к разлому в скале и стал в него заглядывать. Черепаха облегчённо вздохнула. Проход в скале был очень узкий. Он уходил вглубь, и из-за темноты конца его не было видно.

«Утро вечера мудренее», – решил Медведь и крикнул зверям:

– Всем искать ветки, попробуем разжечь костёр!

Звери разбрелись по берегу. Когда насобирали небольшую кучку веток, уже совсем стемнело. Медведь взял два больших кремня, которые отыскал возле озера, и стал бить их друг об друга. От камней полетели весёлые искры. Звери с интересом наблюдали за происходящим. Вот одна, самая большая искра, попала в аккуратно сложенные веточки. Оттуда стал подыматься небольшой дымок. Топтыгин подул, и тут же вспыхнул маленький огонёк. Он разгорался всё больше и больше, и вскоре затрещал, запылал настоящий костёр.

– Ну вот, дело сделано, – Медведь довольно лёг возле костра.

 Вся компания разместилась рядом. Все зачарованно смотрели на полыхающий огонь.

– А мы завтра выберемся отсюда? – вдруг спросила Лиса.

– Вот завтра и узнаем, – ответил ей Медведь. – А сейчас, пока не хочется спать, будем рассказывать разные смешные истории. Кто начнёт?

– Я как-то сорвала шишку, – первой начала Белка, – веточка согнулась, и я упала с сосны. Не сильно ударилась.

– Не смешная история, – буркнул Бобр.

– А Бобр себя испугался в зеркале! – выкрикнул Кабан.

– А Корешок - себя! – передразнил его Бобр.

Звери дружно засмеялись. Так за шутками-прибаутками они и заснули. Костёр медленно догорал. Когда он погас, на востоке начинал разгораться новый день.

 

Встреча с Красным Драконом

Утро пришло рано. Выкатившееся из-за горизонта солнышко яркими и тёплыми лучами разбудило Михаила Потаповича. Он поднялся, сладко потянулся  и, зайдя в озеро, немножко поплавал. Кругом стояла зловещая тишина, даже птицы  не пели, потому что их здесь не было.

– Да…, – сказал Топтыгин грустно и, подойдя к зверям, спавшим возле потухшего костра, проревел: – Подъём!

Все с неохотой стали подыматься. К Медведю сразу подбежала Лисица.

– Миша, ты уже разузнал что-нибудь? – стала допытываться она. – Мы скоро будем на свободе?

– Нет, ничего я ещё не узнал, – буркнул Топтыгин, чтобы отцепиться от Лисы. Он подошёл к остальным и спросил: – Кто пойдёт первый?

– Я! – выкрикнула Лиса.

Медведь отмахнулся от неё, как от назойливой мухи.

– Да пусть попробует, – согласились звери.

– Пускай себе хвост поджарит, – ехидно добавила Черепаха.

– Хорошо, Рыжая, ты у нас юркая, авось и проскочишь, – согласился Медведь со всеми.

Вертихвостка подбежала к горе и нырнула в проём. Прошло минут пять, тихо.

– Проскочила! – обрадовались звери.

Но тут по ущелью пронёсся грозный рёв Дракона. Все вздрогнули. Через минуту из разлома горы вылетела Лиса с дымящимся хвостом. Она прыгнула в озеро и окунулась в воду.

– Я больше туда не пойду! – вопила она из воды. – Я буду умирать тут!

Успокоившись, Лисица вышла из воды и улеглась на песке. Хвост у неё был наполовину обожжён.

– А я тебя предупреждала! – съязвила Черепаха.

Лиса отвернулась от неё. Ей было ещё больно и отвечать не хотелось. Медведь почесал лапой голову и спросил:

– Ну и что будем делать?

Все молчали. Никто не знал, что делать дальше.

– Давайте, я попробую, – предложил Бобр. – Я меньше Лисицы, может, Дракон меня не заметит.

– Ну хорошо, попытайся, – согласился Топтыгин.

Бобр исчез в расщелине. Через несколько минут снова раздался рёв Дракона, и из проёма выскочил Бобр.

– Дракон сидит прямо на выходе, – стал рассказывать он. – Громадный, весь красный. Голова больше, чем у медведя, на голове рога, и глазища у него огромные. Видит он хорошо, меня заметил сразу, я еле убежал.

Бобр лишил зверей последней надежды. Они все пригорюнились.

– Один раз, – пытаясь что-то вспомнить, заговорила Черепаха, – кто-то сумел выбраться отсюда. Но это было так давно, что я уже и не помню, кто это был, и как он это сделал. Все остальные или погибали, сгорая, или возвращались опалённые, как Лисица.

Настроение у всех немного подподнялось. Хоть один зверь, но сумел всё-таки вырваться отсюда. Все сразу заговорили и стали придумывать план, как выйти из ущелья. Совещались до обеда, но толкового ничего не придумали.

– Что-то есть хочется, – прохрюкал Кабан. – Да и пить тоже.

– Пить можно из озера, вода хоть и пахнет чуть-чуть болотом, но для питья пригодна, – советует Черепаха. – А вот насчёт еды…

– А ты чем питалась? – поинтересовался Медведь.

– Ела водоросли, а иногда удавалось поймать маленького рака. А больше здесь ничего и нет.

– Понятно, – буркнул Медведь, – мы такое кушать не будем.

Он поднялся, подошёл к озеру и начал лакать воду.

– Сойдёт, – заверил он, – пить можно.

Звери  за ним тоже отправились на водопой. Утолив жажду, они затем разбрелись вдоль берега в поисках хоть какой-нибудь еды. Когда солнышко стало садиться за гору, все собрались на старом месте, голодные и злые. Медведь снова разжёг костёр. Звери тут же легли спать, чтобы ни о чём не думать. Смешные истории рассказывать уже не хотелось...

– Мне приснился сон! – чуть свет заверещала Белка. – Мне приснился сон, что мы обязательно выберемся отсюда!

Звери с надеждой уставились на Белку.  Медведь  даже сбегал к озеру и умылся, чтобы лучше соображать. А потом сел возле неё и спросил:

– Ну говори, как?

– Мне приснилось, – начала рассказывать свой сон Белка, – что я сижу на голове у дракона и закрываю ему лапами глаза. А вы все выбегаете из ущелья.

– Не глаза у него, – выкрикнул Бобёр, – а глазища! Ты их своими лапками не закроешь!

Белка немножко растерялась. Потом подумав, сказала:

– А у меня в лапах что-то было, похожее на веер.

– Веер можно сплести из веточек, – тут же предложил Бобр.

– Всем быстро собирать ветки! – распорядился Медведь.

Звери разошлись по ущелью. Вскоре ветки были найдены, а из них   сплетены два веера. Они получились по величине больше, чем Белка. Стало понятно, что она с ними бежать не сможет.

– Белка, твой сон – ерунда какая-то, – проворчал Топтыгин.

– Прямо посередине прохода есть выступ, – вспомнил Бобр. – Я могу с кем-нибудь, ну, например, с Волком, спрятаться там с веерами. А потом, когда Белка прыгнет Дракону на голову, бросить их ей.

– Хорошо, – согласился Медведь, – выбора у нас нет. Будем пробовать. Белка, ты как – готова?

Белка уже стояла возле пролома, а за ней Бобр и Волк с веерами.

– Да! – с готовностью заявила она.

– Тогда вперёд! – скомандовал Медведь.

 

Белка подружилась с Драконом

Белка скрылась в расщелине. За ней понеслись Волк и Бобр, таща за собой веера. Когда добежали до середины, Волк и Бобр спрятались за  выступ, а Белка помчалась дальше. Метров за десять до выхода она увидела Дракона. Он её тоже. Сердце у Белки ёкнуло. Дракон был огромен и страшен. Весь красный, с широкими перепончатыми крыльями. Он смотрел на неё большими, зелёными глазами.  На его задней ноге висела толстая  цепь, закреплённая на скале. Дракон возвышался, как исполин. Белка  остановилась в большом сомнении – получится ли у неё то, что задумано. В это мгновение Дракон дохнул  струёй пламени. Белка, очнувшись от секундного оцепенения, прыгнула на правую стену прохода, потом на левую. Она понеслась вперёд, каждый раз ускользая от драконовского огня. Подбежав к Дракону, Белочка ловко вскарабкалась ему на спину и в одном прыжке оказалась у него на голове. Дракон  совсем не ожидал такого и оторопел. На какую-то минуту огонь перестал вырываться из пасти.

– Бросайте! – крикнула Белка Волку и Бобру.

Из-за каменного выступа выскочил Бобр и кинул веер Белке. Веер, описав дугу, попал ей прямо в лапы. Бобр спрятался, и выбежал Волк. Но он перестарался. Веер пролетел выше, чем было нужно. Белке пришлось только одним веером закрывать Дракону то один, то другой глаз. Но тот уже заметил Волка и Бобра. Он пустил в них огненную струю. Волк и Бобр бросились бежать назад. Белка поняла, что осталась с Драконом один на один. Теперь только от неё зависит: выберутся звери из ущелья или нет. Она выбросила уже ненужный веер и заговорила с Драконом.

– И кто это тебя, бедняжку, посадил здесь на цепь? – поглаживая Дракона по могучей голове, ласково спросила Белка.

Дракон перестал извергать струи огня и затих, прислушиваясь. Ещё никто в жизни не ласкал его так. От Гоблина он слышал только брань и не раз испытывал жалящие удары плетью.  Белка почесала Дракона за ухом. Тот от удовольствия даже закрыл глаза.

– Гоблин, – ответил он ей. В его голосе чувствовалось страдание и тоска.

– Опять Гоблин, – грустно произнесла Белка. – Он и тебя сюда заслал?

Дракон кивнул головой.

– Вот и нас он сюда перенёс, чтобы мы тут умерли. Да и ты тут тоже долго не протянешь, – беседовала Белка с Драконом, как можно ласковее.

Дракон слушал её и урчал от наслаждения.

– Я со своими друзьями хочу выбраться из ущелья, а потом вернуться в лес и наказать злого Гоблина.

– Не получится, – возразил Дракон. – У него зеркало. Он опять отошлёт вас всех сюда.

– А мы сначала выкрадем у него зеркало, а потом отправим Гоблина в это ущелье. Пусть тут сидит  вечно. Дракончик, правильно я говорю?

Тот в ответ кивнул.

– Черепаха сказала, что ты ужасно злой. А я вижу, что это не так. Я бы хотела с тобой дружить. А ты со мной будешь дружить? – Белка перестала чесать ему за ухом и прыгнула на нос Дракону, чтобы посмотреть ему в глаза. 

– Буду, – сказал он, – только ты почеши меня ещё немножечко.

Белка немного поскребла Дракону за ушком, слезла и обратилась к нему:

– Пойду, приведу своих друзей, они попробуют снять с тебя эту цепь. Ты же их не сожжёшь?

– Друзей – нет!

– Вот и хорошо. Я скоро вернусь, – Белка махнула Дракону и помчалась к зверям.

Когда Бобр и Волк выскочили из расщелины с круглыми от испуга глазами, убегая от драконовского огня, то они в отчаянии закричали:

– Не получилось!

– Как не получилось? – не поверил Медведь.

– Ничего не удалось, – чуть не плача, сказал Бобр. – Сначала всё шло хорошо. Мы спрятались за выступ, а Белка вскочила Дракону на голову. Но потом Волк промазал, и Белка не смогла закрыть Дракону оба глаза сразу. Мы еле спаслись.

– А Белка?! – спросили звери хором.

– Погибла, наверное, – печально сказал Бобр, – Дракон её, скорее всего, уже сжёг...

– Говорил же я Белке, что её сон – это ерунда! – возмутился Медведь. Он повернулся и отошёл в сторону. Потом присел и стал что-то  делать. Звери обступили его и принялись наблюдать. Михаил Потапович сгребал лапами песок. Когда получился небольшой холмик, он воткнул в него палочку.

– Чем это вы тут занимаетесь? – послышался голос сзади.  

–Не мешай, Белку оплакиваем…, – Топтыгин запнулся и резко обернулся. Перед ними стояла Белочка и улыбалась.

– Белка, ты живая? – он подошёл и потрогал её. – Живая.

Медведь быстро разбросал горку из песка.

– Путь домой свободен! – радостно сообщила Белка. – Дракон теперь  наш друг! Только нужно снять с него цепь. Ну что, помчали?

Звери  потопали за Белкой, но страх их всё же не покидал. Подходя к выходу из расщелины, они увидели стоящего, как гора, Красного Дракона. Он внимательно смотрел на них. Все в нерешительности остановились. Дракон, поняв, что звери его боятся, отвернулся и лёг на землю. К нему подскочила Белка и стала гладить его по морде, приговаривая:

– Дракончик хороший, Дракончик добрый. Просто он выполнял приказание Гоблина: никого не выпускать из ущелья. А чтобы не сбежал, был прикован цепью к скале. Если мы снимем с него её, то он поможет нам победить Гоблина.

Медведь медленно подошёл к Дракону и дотронулся к нему. Тот даже не шелохнулся. Подоспели и другие звери. Они стали рядом возле Медведя. Бобр попробовал поднять цепь, но у него ничего не получилось.

– Да, – вздохнул он. – Цепь добротная. Нелегко её будет сбить.

Звери стали приносить камни и бросать их на цепь. Самые большие глыбы кидал Топтыгин. Цепь сильно звенела, но держалась. Кабан тоже притащил большой валун. Он с трудом поднял его над головой, но тут его качнуло в сторону, и камень попал не по цепи, а по ноге Дракона.

– Больно же! – выкрикнул Дракон и вскочил.

Звери замерли в испуге.

– Извини, – оправдывался Корешок. – Я нечаянно, камень был сильно тяжёлый.

– Ладно, – уже мягче произнёс Дракон и опять улёгся на землю, – будь повнимательней.

Все успокоились и стали дальше молотить камнями по цепи.

– А ну подождите, – вдруг сказал Бобр. Он приволок большой  валун и подсунул его под цепь.

– А ты, Михаил Потапович, вон той глыбой, с острыми краями, стукни по цепи, лежащей  на булыжнике, да посильнее.

Медведь поднял глыбу и с силой ударил по толстой цепи. На одном звене появилась трещина.

– Класс! – обрадовался Бобр. – Миша, ты молодец! Дракон, попробуй дёрнуть ногой.

Дракон потянул ногу. Цепь держалась.

– Сильнее!

Дракон рванул со всей силы. Цепь с треском разорвалась, даже искры полетели. Уставшие звери сели на песок.

– Благодарю вас, – сказал довольный Дракон. – Я в долгу не останусь. Отнесу вас в ваш родной дом – лес. Только схожу воды напьюсь и немножко отдохну.

Дракон пошёл к озеру. Все поднялись и поплелись за ним.

 

Возвращение домой

После короткого отдыха Дракон повернул к зверям голову и сказал:

– Залезайте на меня.

Все взобрались ему на спину, кроме Черепахи. Для неё вскарабкаться на Дракона, всё равно, что влезть на гору. Она стояла на песке и смотрела на зверей жалобными глазами.

– Черепаха остаётся, все места уже заняты, – пошутил Медведь.

– Как остаюсь? – испугалась Черепаха. – Я не займу много места.

Все засмеялись, даже Дракон.

– Так залезай, – продолжал шутить Медведь.

Черепаха стала карабкаться на Дракона, но свалилась на землю. Дракон подхватил её лапой и, подкинув, закричал:

– Миша, лови!

Медведь поймал Черепаху и положил возле себя.

– Ну что, отправляемся? – Дракон расправил свои огромные крылья и взмахнул ими.

– Полетели! – выкрикнула Белка.

Черепаха, вытянув голову и лапы из панциря, пропищала:

– Полетели! Я впервые в жизни летаю!

Звери залились хохотом.

– Ха-а! Ха-а! Ха-а! – пронёсся по ущелью громовой голос Дракона.

Они поднимались всё выше и выше, и вскоре ущелье исчезло в голубой дымке.

Дракон летел уже почти час, а внизу всё ещё были горы. Казалось, что им не будет ни конца, ни края. Холодный ветер хлестал зверей со всех сторон. Они прижимались друг к другу, стараясь согреться. Наконец, горы закончились, а внизу стали встречаться редкие  деревья.

– Отдохнём немножко, – сказал Дракон и стал спускаться к небольшой рощице.

Звери слезли с Дракона и улеглись на тёплую траву. Когда они отогрелись, то вдруг вспомнили, что уже два дня ничего не ели. Белка быстро оббежала рощу. Она нашла небольшую яблоньку. Дерево было густо усыпано плодами. Белка сорвала одно яблочко и надкусила. Оно было кисло-горькое. Она бросила его в траву. Подошёл Корешок. Он поднял кинутое Белкой яблоко и с аппетитом съел его.

– Нормальное, – определил он, – мне понравилось. Белка, кинь ещё.

– Ты когда голодный, – сказал ему Волк, – то и землю есть будешь.

– Ну, землю я есть не собираюсь, – обиделся Кабан, – а вот корешки, которые в земле, буду.

Белка накидала ему штук десять яблок. Корешок быстро их съел, сладко чавкая. Звери стояли рядом и, скривившись, смотрели на него. Так как в роще больше ничего не было, решили следовать дальше. Все уселись на Дракона. Черепаха, вытянув вперёд голову, а лапы по сторонам, опять пропищала:

– Полетели! Хочу порхать, как птица!

Снова раздался дружный хохот, громче всех смеялся Дракон.

Летели уже низко, над деревьями. Никто даже не замёрз. Вскоре стали появляться сосны. Все обрадовались. Значит, их дом, лесная поляна, совсем близко.

– Вижу нашу поляну! – радостно закричала Белка.

Звери тоже её заметили. Дракон планируя, как пилот ас, зашёл на посадку и благополучно приземлился. Звери, ликуя, спрыгнули на траву.

– Дома, мы дома! – кричали и веселились они.

– Не так громко, – предупредил их Медведь. – Гоблин услышит. Придёт и отправит нас обратно в ущелье. Нам нужно сначала придумать, как от него избавиться, а потом устроим пир на неделю.

Все замолчали.

– Топтыгин  прав, – поддержала его Белка, – радоваться будем потом, когда найдём решение, как нам перехитрить  Гоблина и отослать его в ущелье с помощью его же зеркала. 

– Я могу взять на себя его собаку, – предложил Волк. – Пробегу возле пещеры, пёс меня увидит и обязательно погонится за мной.

– Но как выманить Гоблина из пещеры? – поинтересовался Бобр.

– Об этом не беспокойтесь, – заговорил Дракон. – Я спрячусь недалеко и разок крикну. Гоблин сразу узнает мой голос и обязательно выскочит, чтобы проверить – я ли это. Останется кому-то войти в пещеру и забрать зеркало.

Так и решили сделать.

Все опять взобрались на Дракона, кроме Черепахи, и полетели. Приземлились недалеко от пещеры Гоблина. Все звери попрятались по кустам.

– Ну, я пошёл, – Волк направился к пещере.

Не добежав метров десять, он остановился и стал выть. Пёс громко залаял . Из пещеры вышел Гоблин. Он потянулся и сказал:

– Спать не дают. Воют тут. Дармоед, догнать и принести мне. Зашлю я его к Дракону, в ущелье. Пусть там воет себе на здоровье. Не догонишь – будешь ты там. Понял?

Пёс жалобно посмотрел на хозяина и бросился за Волком. Гоблин вернулся в пещеру.

– Пора, – Медведь посмотрел на Дракона.

Дракон сильно и протяжно заревел. По лесу волной прокатился его мощный голос. Гоблин встревоженно снова выскочил из пещеры. Он покрутил головой и побежал в ту сторону, откуда доносился звук. Белка выбралась  из куста и быстро помчалась к пещере, за ней нёсся Медведь, чтобы помочь ей нести зеркало. Они добежали до входа и зашли в пещеру. Звери с облегчением вздохнули. Но тут Гоблин остановился на полпути, а затем побежал назад. Все в страхе замерли.

– За зеркалом возвращается, – понял Бобр.

– Ой, хотя бы Белочка с Медведем успели выскочить, – переживал Кабан.

Но они не успели. Гоблин уже забежал в пещеру. Белка, тем временем, уже нашла зеркало, а Медведь поднял его, чтобы забрать с собой. И тут перед ними появился Гоблин. Топтыгин чуть не уронил зеркало. Но Белка не растерялась и крикнула:

– Зеркало, отправь Гоблина в ущелье Красного Дракона!

– Нет!!! Не хочу!!! – заорал он.

Но зеркало уже два раза мигнуло, и Гоблин исчез, растворился в воздухе, как будто его тут и не было.

– Ура! – крикнула Белка.

– Ура! – поддержал её Медведь.

После того, как в пещеру влетел Гоблин, звери, не отрываясь, смотрели туда. Они с волнением ждали появления Белки и Медведя. Но они не выходили.

– Всё! – запричитала Лиса. – Отправил их уже Гоблин в ущелье Дракона. И нас туда отошлёт.

– Не каркай, – приструнил её Бобр, – ты же не ворона.

Наконец, из пещеры выбежала Белка, а за ней Михаил Потапович, держа в лапах зеркало.

– Ура, – закричали все, – мы победили Гоблина!

Тут вернулся  Волк, а за ним примчался Дармоед. Он рычал и бросался на всех.

– Дармоед! – крикнула Белка. – Твоего хозяина больше нет. Мы его заслали в ущелье Дракона. Так что ты свободен! Будешь с нами дружить?

Пёс не поверил Белке. Он заскочил в пещеру. Гоблина нигде не было. Он выбежал из неё и радостно гавкнул:

– Буду!

К зверям подошёл Дракон. Дармоед, испугавшись, попятился назад.

– Не бойся, – успокоил его Бобр, – он наш друг.

Дракон погладил пса крылом по голове.

– Ну что, – предложила Белка, – потопали домой, на поляну.

Звери зашагали, но тут же остановились. Дракон остался сидеть на месте. А возле него Дармоед. Все вопросительно посмотрели на них.

– Я здесь остаюсь, – сказал Дракон. – Буду жить в пещере Гоблина. А вы ко мне заходите в гости, или я к вам иногда буду прилетать.

– А мне нужен новый хозяин, – Дармоед посмотрел на Дракона, – и я выбрал его.

– Если ты выбрал меня, – добавил Дракон, – тогда я буду тебя звать не Дармоед, а Дозор, согласен?

Пёс радостно махнул головой.

– Пока, Дракон! Пока, Дозор! – Звери помахали им на прощание лапами.

На лесной поляне с появлением зверей стало шумно и весело. Зеркало повесили на большом дубе. Все разлеглись на траве, кроме Белки. Она стояла возле зеркала и что-то шептала ему. Медведь подошёл к ней и стал слушать.

– Зеркальце, – просила его Белка, – я хочу, вернее, прошу, чтобы ты не исполняло плохие желания, но всегда  исполняло  хорошие, и чтобы это правило никто не смог бы изменить, даже я.

«Исполнено» – появилась надпись на зеркале. Медведь, стоящий сзади Белки, улыбнулся. Она заметила его.

– Зеркало! – важно произнесла Белка. – Отправь Топтыгина  в ущелье Красного Дракона.

У Медведя округлились в испуге глаза. «Запрещено» – вспыхнула надпись на зеркале. Медведь понял, что Белка только проверила зеркало и рассмеялся:

– Ха-ха-ха, ну ты и напугала меня, ха-ха-ха!

– Зеркало, – опять обратилась к нему Белка. –  А я могу снять своё желание?

«Запрещено» – высветилась надпись.

– А мне это и надо, – удовлетворенно сказала она и направилась к зверям. Медведь последовал за ней.

– Михаил Потапович! – обратился к нему Бобр. – Ты нам обещал пир на неделю!

– Обещал, да? Значит, будем неделю пировать, – он обернулся к зеркалу. – Зеркало, накорми нас всех, пожалуйста! Ведь это не запрещено?

На поляне стали появляться разные яства.

– Не запрещено, Михаил Потапович, не запрещено, – Белка, улыбнувшись, начала кушать  орешки.

Звери  пировали целую неделю, потом уставшие разошлись отсыпаться. А зеркало до сих пор весит в лесу на большом дубе, но исполняет только хорошие желания!

Опубликовано в категории: Проза » Рассказы » Берег детства
30-04-2016, 21:03

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.