АВТОРИЗАЦИЯ

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

Наш сайт на facebook
Сайт Планета Писателей в Однокласниках

ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ

 КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

НАШ АРХИВ

Октябрь 2019 (19)
Сентябрь 2019 (10)
Август 2019 (9)
Июль 2019 (9)
Июнь 2019 (8)
Май 2019 (12)

РЕКОМЕНДОВАННОЕ

Просмотров: 101

За живою водой 8

Николай Довгай


За живою водой 8


8. Появление Конфеткина

Ланц и Пуп стояли в дозоре. Дело их было простое, как муравей: следить за пристанью. Особое внимание им предписывалось обращать на отроков в возрасте от 12 до 18 лет и, если таковые попадут в поле их зрения – немедля хватать их и волочь к ланцепупогалему Цыбе. А уж если таковой молодец приплывет по реке, да еще и с мечом – то его и подавно следует тянуть, без всякой канители, прямиком в каталажку. Ибо сей юноша и есть самый главный бунтовщик, угроза общественному порядку и спокойствию всех добропорядочных граждан. 

Таков был приказ начальства. А приказы, как известно, не обсуждают, а выполняют. Да и хорошо бы шли дела в государстве, кабы каждый ланцепуп только и делал, что языком чесал, вместо того, чтобы прилежно исполнять свой долг.

Нет, Ланц и Пуп были не из таковских. Ланц и Пуп были благонадежными ланцепупами. И потому, как только Ланц увидел лодчонку с плывущим в ней отроком, тот сразу вызвал в нём подозрение. Он так и сказал Пупу:

– Гляди-ка, Пени! Вон по реке плывет какой-то парень в челноке. Подозрительный тип, а?! Уж не тот ли это самый мессия, о котором повсюду ходит столько толков?

– Быть может, и так, – уклончиво сказал Пени Пуп, внимательно всматриваясь в подплывающую лодку. – А, возможно, и нет. Наше дело маленькое – хватать всех подряд. А там – разберутся.

– Что верно – то верно, – согласился с ним Ланц. – Пускай начальство думает, у них головы большие, и им сверху видней.

Придя к такому мудрому заключению, ланцепупы направились к лодке, пристающей к берегу.

– Здорово, приятель! – сказал Ланц Конфеткину. – Ты кто таковский будешь?

Комиссар, держа в руках весло, во все глаза смотрел на этих диковинных существ. По виду вроде бы как люди… Но почему они такого маленького роста? И к какому полу, прах его возьми, они принадлежат? Если судить по их рожам и фигурам – вроде бы как мужики. А если по раскрашенным губам и всяким женским прибамбасам…

– А вы кто будете?

– Кто будем? – Ланц подтолкнул Пупа локтем в бок и, игриво подмигнув Конфеткину, так и прыснул со смеху. – Хорош вопрос, а?! Да ты что, с неба упал, парень? Или не видишь, чудак-человек, что перед тобой стоят ланцепупы!?

– Местные?

Этот вопрос привел Ланца в состояние бурного веселья. Он прихлопнул себя по бедру и, посмеиваясь, сказал:

– А что? Пожалуй, что и местные, а?! Не так ли, Пени? – сказал Ланц с какой-то странной ужимкой. – Мы ведь живем в здешних краях миллионы лет! Людей и в помине не было – а мы уже обитали на этой планете.

Выходит, они не люди? Но они умеют смеяться, – отметил про себя Конфеткин. Ни одно животное, даже обезьяна, смеяться не умеет. Так кто же они? Пришельцы с иных миров? Он припомнил, как описывают их в глянцевых журналах – НЛО и им подобных. Низкорослые, лупоглазые… и зеленые… Эти, впрочем, не зеленые. К тому же, обладают чувством юмора, а пришельцы, если верить журнальным публикациям, его начисто лишены. Все так называемые Контактёры утверждают, что это холодные, расчетливые существа, смахивающие на биороботов, в то время как эти…

– Да опусти ты своё весло, парень, – миролюбивым тоном произнес Пуп. – Чего ты так в него вцепился? Никто тебя здесь и пальцем не обидит.

– Мы, ланцепупы – народ мирный, покладистый, – вставил Ланц с какой-то глянцевой улыбкой. – Стоим себе в дозоре, следим за порядком. И, если ты не злоумышляешь ничего худого против великого волшебника Гарольда Ланцепупа – бояться тебе нечего.

– А ведь ты ничего не замышляешь против Гарольда Ланцепупа, а? – прищурив око, уточнил Пуп.

Брови у него были насурьмлены, а под глазами лежали искусно наложенные тени. С ушей свисали блестящие колечки.  

– Нет, – сказал Конфеткин, опуская весло с таким расчетом, чтобы им можно было, в случае чего, оттолкнулся от берега. – Не замышляю…

Итак, это были разумные существа, и они носили довольно странную одежду: зеленовато-золотистые рубахи, обшитые галунами. На бедрах – юбки с разрезами спереди.  За поясами торчали плети...

– А это что у тебя там лежит? – метнув скользящий взгляд на дно лодки, осведомился Пуп и со значением стиснул локоть Ланца.

– Где? – спросил Конфеткин.

– Да вон там, в челноке? Меч, что ли?

– Ну.

– Твой?

– Да.

– А зачем он тебе?

– Да так. На всякий случай.

– А-а… – многозначительно протянул Пуп и с каким-то неясным подтекстом присовокупил: – По-ня-тно… Да ты выходи, выходи, приятель, коли приплыл. Чего торчать-то в этом корыте?  Али собрался куда?

Конфеткин сдвинул плечами:

– Да вроде бы нет. 

– Вот и чудесно. Так айда с нами.

– Куда?

– Да тут недалече. Обогреешься, поешь с дороги и переночуешь, коль захочешь. Мы гостям завсегда рады.

– Примем как родного, ты не сомневайся, – вставил Ланц, плутовато посмеиваясь.

Конфеткин колебался. Доверия эти двое ему не внушали.

– Ну, так что? – с каким-то напряжением в лице спросил Пуп. – Скоро стемнеет, а в городе неспокойно, и к тому же по ночам шляться запрещено… Иль у тебя в Васильках есть какие родичи, знакомцы?

Если ответить утвердительно, подумал Конфеткин, они обязательно спросят, кто-они и где живут, и он попадётся на крючок. Комиссар помедлил малость и махнул рукой:

– Э! Ладно. Будь, по-вашему. Уговорили.

Он положил весло в лодку, прихватил меч и выбрался из шлюпки.

Город лежал на возвышенности, и они двинулись вверх по тропе. Ланцепупы, как бы случайно, оказались с двух сторон от него. Это было похоже на конвой.

– Тебя как звать-величать-то? – полюбопытствовал Пуп.

Что-то внутри Конфеткина дало сигнал тревоги: не раскрывай им своё имя, это опасно!

– Вакула, – брякнул он.

Почему именно это имя влетело ему в голову? Не потому ли, что когда-то в школьном театре он играл роль кузнеца Вакулы, и теперь странным образом эта ассоциация пришла ему на ум?

– А откуда ты приплыл?

Хороший вопрос, подумал сыщик.

– Оттуда, – он махнул рукой в сторону верховья реки.

Какое-то время шагали молча.

– Кхе-кхе… – снова заговорил Пуп, – а вот говорят, что где-то там, за Чертовыми Рогами, – он махнул туда, откуда приплыл Конфеткин, – находится Чаша Слез… Слыхал про такую?

– Нет. А что?

– Да всякое толкуют… – уклончиво ответил Пуп. – Будто бы эта чаша соединяет собой разные миры. А оттуда, мол, вытекает река…

– Эй, Пенни, дорогуша! – перебил его Ланц наигранно беззаботным голосом. – А не находишь ли ты, что в последнее время стало слишком уж холодать?

Ясно было, что он уводил разговор в сторону. Зачем?

– А! Чаша слез! – сказал сыщик, делая вид, что он что-то припоминает. – Да, да! Я, кажется, слыхал что-то такое.

– А, – сказал Ланц и махнул рукой. – Забудь. Враки все это. Мало ли что там болтают в народе.

В этот момент Конфеткин оторвал взгляд от тропинки, по которой они шагали и, подняв голову, обомлел.

На холме, возвышаясь над крышами домов, стоял человек, похожий на огромную фарфоровую куклу. Из его глаз струился холодный свет.

– Кто это? – спросил Конфеткин, застывая на месте.

– А… Это… А… А-а… – заикаясь, произнёс Ланц. – Это А-анабела.

На гиганте была одежда, подобная той, что носили в глубокой древности первосвященники Иудеи, и глаза его лучились, словно прожектора. Какое-то время Анабела смотрел в их сторону, потом двинулся куда-то вдоль домов, крыши которых едва доходили ему до плеч. 

– Он все видит, и все слышит, – прошептал Пуп. – Ничто не укроется от его всевидящих очей.

– А нам-то что с того? – произнес Ланц с бледной улыбкой. – Ведь за нами ничего такого не водится, не так ли? И ему не в чем нас упрекнуть.

– Так-то оно так, – с сомнением в голосе произнёс Пуп. – И все же лучше держаться от него подальше. 

– Не дрейфь, старина, – с ободрительной улыбкой сказал Ланц и покосился на Конфеткина. – Сегодня у нас выдался удачный день. Возможно, мы еще заслужим благодарность от своего начальства!

Не пора ли дать деру-помидору, подумал Конфеткин? Эта двусмысленная ситуация все меньше нравилась ему.

– Ну, двинули? – сказал Пуп. – Чего встали?

Конфеткин метнулся в сторону. Но, как оказалось, ланцепупы были начеку. Ланц подставил ему подножку, и Конфеткин плюхнулся на землю. На спину ему навалился Пуп. Ланцепупы закрутили комиссару руки за спину и связали их путами.

– Ну, вот и ладненько, – с самодовольным видом произнес Пуп. – А то мне даже как-то не по себе стало. Идет с нами, как ни в чем, ни бывало. Как будто бы и не понимает даже, куда его ведут!

– А шустрый он всё-таки парень, а?! – сказал Ланц с каким-то даже одобрением. – Я едва за ним уследил.

– Ты б тоже зашустрил, окажись на его месте, – усмехнулся Пуп.

Он подобрал с земли меч Конфеткина и произнес, пожимая плечами:

– Не понимаю одного: зачем он вообще вылез из лодки?

Продолжение 9. В поисках идеала

Опубликовано в категории: Проза / Сказки для взрослых
29-09-2019, 13:09

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.