АВТОРИЗАЦИЯ

ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ

 КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

РЕКОМЕНДОВАННОЕ

Просмотров: 313

Это сладкое слово — халява

Ирина Ханум


Это сладкое слово — халява 

Из «Рассказов про Софу»

Раннее утро. Солнце, пробиваясь через занавеску, гладит небритую щёку Фёдора. Тот морщится и переворачивается на другой бок, натягивая повыше махровую простыню. На рассвете спится сладко.

— Федь, вставай! — Голос жены нарушает тишину полусонной квартиры.

— Софа, пощади, — слышится в ответ, — выходной же.

Но она не унимается:

— Ты что забыл, что мы сегодня едем на базар за помидорами?

— Какие помидоры, Софа?

— А такие, со скидкой в пятьдесят процентов, и ещё может быть чего-нибудь прихватим подешевле. Ну, поднимайся же!

Она откинула простыню, под которой лежало согнутое в коленях тело супруга.

— Чпок! — шутя сказала Софа, оттянув, а затем отпустив резинку мужниных семейных трусов. Она ожидала увидеть улыбку на лице своего благоверного, но тот не прореагировал. Через полчаса супруги уже завтракали в своей уютной кухоньке, обсуждая предстоящую поездку.

На перекрёстках, где не было светофора, собиралось много машин. Это нервировало Софу. Фёдор же был, как всегда, невозмутим, и на реплики жены не обращал внимания. «Ланос» пыхтя, поднялся на горку и въехал на площадь, к которой примыкал базар.

Пока муж искал место для парковки, его рыжеволосая жёнушка, припудрив носик, поправляла взъерошенную причёску.

Каждое лето расчётливая хозяйка закатывала помидоры, дожидаясь самой низкой цены, а когда наступал этот желанный момент, неслась за покупкой. Трёхлитровые бутыли с ярко-красными мясистыми томатами успокаивали душу и радовали глаз: будет, чем закусить и украсить стол на праздник.

— Софа, приехали!

Фёдор открыл дверцу машины и помог жене выбраться. Базары во все времена одинаковы: лотки, продавцы, покупатели и воры. Бдительность, прежде всего. Софа никогда об этом не забывала. Вот и сегодня, она ринулась к воротам, зажав в руке свёрнутый пакет с кошельком. Стайки людей толпились у входа, заходили и выходили. Каменный забор старого базара был полностью заклеен всевозможной рекламой и объявлениями, поэтому приезжие не могли сразу догадаться, что находится за ним. Но жителей это, видимо, не смущало, потому что количество наклеек на нём не уменьшалось. Мысли Софы были заняты только помидорами, как вдруг перед её глазами, прямо у входа, возник небольшой щиток с рекламой бесплатных услуг московских медиков. Она проскочила бы мимо, потому что такого добра хватает в каждом городе. Но выделенная крупным жирным шрифтом строка «бесплатно: консультация кардиолога и ЭКГ» парализовала её на какое-то мгновение. Софа даже сняла зачем-то солнцезащитные очки, наверное, надпись через них казалась ей не реальной. А приписанная в нижнем уголке фраза «сегодня — последний день» вывела её из транса. Федя остановился рядом, держа большую хозяйственную сумку, набитую использованными, но чистыми, полиэтиленовыми пакетами.

— Ну что опять, неужели кошелёк потеряла? — хмыкнул он и полез в карман за сигаретой.

— Кошелёк… Читай лучше! Бесплатно. И самое главное вот здесь, — сказала она, ткнув своим пухленьким пальчиком в нижний угол рекламного щитка.

— Ну и что?

— А то, что платить не надо и врачи из Москвы. Разворачивайся, здесь недалеко. Заодно ЭКГ сделаем.

Слово «бесплатно» было определяющим и обладало магнетическим действием. Сознание Софы напоминало забор их базара с постоянно меняющимися рекламными наклейками: на мясистые томаты наклеили плакат с приветливым лицом столичного кардиолога. Она почувствовала приятное волнение от предстоящей халявы и от встречи с незнакомым мужчиной тоже. Это вдохновило и придало ускорение.

— Софа, ты же утром к врачам не собиралась.

К тактическим манёврам жены он привык давно, но сегодняшнее казалось перебором.

— А как же помидоры? Ты меня запрессовала ими, а теперь — не надо?

Фёдор насупился.

В здании гостиницы, где разместились заезжие медики, было так же многолюдно, как и на базаре. Правда, меньше шума, но, зато, больше суеты. Оказалось, что таких, креативных, как Софа, было предостаточно. Очереди к администратору и в кабинеты меняли свои очертания, каждая из них напоминала тело питона: то — с полным желудком, то — натощак. Софа со своей деловой хваткой, заняла сразу все четыре очереди. Её нервное напряжение усиливалось, так как пришлось не сидеть и отдыхать, а почти бегать от одной толпы к другой. Федя, чтобы занять себя, крутил в руках старую газету, случайно оказавшуюся в хозяйственной сумке.

— Я лично здесь стояла, — шипела Софа, когда кто-либо из очереди смотрел на неё вопросительно. Она чувствовала, как испарина холодит её разгорячённые лицо и шею. Люди что-то спрашивали, обсуждали и двигались беспорядочно по большому квадратному холлу, который на время превратился в походную амбулаторию. Кабинеты были условными, с лёгкими модульными стенками и матерчатыми дверьми в виде штор. Пациенты быстро «ныряли» в них и также быстро «выныривали». Это однообразие напоминало заводской конвейер.

— Терпите, матушка, зато — халява. Она, как искусство, требует жертв, — произнёс сухенький старичок интеллигентной внешности, заметив муки на лице Софы.

Комбинаторша не поняла, при чём здесь искусство. Оно ассоциировалось у неё с лебедями на ушедших в прошлое гобеленах и с глиняными копилками в виде кота или поросёнка. Ни то, ни другое у Софы интереса не вызывало. Она ничего не ответила старику, потому что почувствовала сильную усталость и нехватку воздуха. Такого ажиотажа Софа не ожидала. Она надеялась, что столичный доктор выпишет какой-нибудь новый препарат или увидит в кардиограмме то, что местному специалисту не дано.

— Может сходишь к нашему терапевту? — не выдержал Фёдор.

— Федя, не зли меня. Ты забыл, что у меня гипертония?

Она и сама уже ощущала досаду, но проклятая халява вцепилась в неё, как бультерьер в ногу прохожего: терпеть невозможно и вырваться нельзя. В полуобморочном состоянии измученная толстушка достала таблетку валидола из маленького карманчика широкой блузы, чувствуя, как колотится сердце и пульсируют виски. Фёдор, привыкший не перечить жене, тупо смотрел по сторонам.

Доктора вели приём довольно динамично, но очередь нашей парочки приблизилась только к середине, так много было желающих отыскать хоть какой-нибудь диагноз, пусть даже самый лёгкий. Ведь следующий заезд бесплатных врачей обещали только через год. После валидола Софа уже никуда не бегала и ни за чем не следила, а сидела в сторонке и, обмахиваясь веером, глубоко дышала. Видимо пульс зашкаливал. Это продолжилось недолго, потому что голова закружилась и в глазах потемнело. Если бы не стоящий рядом муж, она рухнула бы на пол.

Внимание толпы вмиг переключилось от кабинетов на теряющую сознание пациентку. Добровольцы перенесли Софу в ближайший кабинет, где был произведён осмотр тела. Зашкаливал не только пульс, но и давление, сбить которые не получилось и пострадавшую увезли в городскую больницу.

— Гипертонический криз, — сказал больничный кардиолог Фёдору и посмотрел так строго, что бедняга почувствовал себя виноватым за всё происходящее в холле пресловутой гостиницы.

— Она пришла в себя?

— Пришла, но нужен абсолютный покой. Слава богу, обошлось без инсульта.

— А к ней можно?

— Можно, голубчик. Только никаких разговоров про болезни. Старайтесь улыбаться, это хорошее лекарство.

Фёдор, накинув больничный халат, вошёл в палату жены. Софа была бледной и растерянной. Федя даже испугался, но виду не подал. На минуту он засомневался в словах доктора, что мол, «обошлось без…», такой неприглядной была картина.

Придвинув поближе стул, Фёдор взял руку жены и поцеловал её. Со стороны это могло показаться прощанием. У него на душе действительно было хуже некуда. Глаза Софы слегка заблестели, и слеза ручейком скатилась на подушку. Минор был очень трогательным, но не долгим.

— Как ты себя чувствуешь, рыбка моя? — сказал почти шёпотом Фёдор.

— Кошмар, Федюша. Называется, сходили на консультацию. А доктор мой — такая душка!

И она улыбнулась сквозь слёзы.

— Говорит, что неделя здесь мне обеспечена точно. В отделении кормят, поэтому ничего не приноси. Хоть что-то приятное.

— У тебя одна халява в голове. Жаль, что от неё противоядия нет! — наконец подытожил Фёдор и тут же вспомнил фразу старичка из очереди про то, что искусство требует жертв. Вот и жертва, а ведь могли бы сейчас закаткой заниматься.

— Жаль, что дешёвых помидоров не купили. Просто невезуха! — выпалила Софа и погрустнела.

По голосу жены Федя понял, что у неё не так всё плохо.

— Ничего, купим по новой цене.

— Ты с ума сошёл! Если купишь без скидки, сам закатывай и ешь!

Привычные нотки в интонации Софы убедили его, что выписка возможна и через дня три. Это успокоило его окончательно.

После больницы Федя поставил машину в гараж, зашёл в первую попавшуюся забегаловку, выпил стопку за здоровье жены и закусил хот-догом с сосиской и помидорами. После чего закурил и в отличном настроении направился домой.

— Нет худа без добра, — подумал он, радуясь внезапно подвернувшейся возможности пропустить рюмку-другую в выходной день.

14.03.2018г.

Опубликовано в категории: Проза, Юмор и сатира
10-04-2018, 20:50

написал: putnik, Комментариев: 245, Новостей: 180, Статус: Пользователь offline
Да, есть такие люди, что за копейку удавятся, и причем даже тогда, когда у них денег куры не клюют. Во всяком случае, Софа явно не бедствует, однако же все норовит выгадать что-то то тут, то там. По моему, это уже бзик какой-то у человека. fellow


--------------------


написал: Irina Crimea, Комментариев: 4, Новостей: 45, Статус: Пользователь offline
Я рада, что есть прообраз моей Софы, потому что темы появляются сами по себе))


--------------------


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.