ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ

АВТОРИЗАЦИЯ

 КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Просмотров: 572

По ту сторону, продолжение

Николай Довгай


По ту сторонуПо ту сторону

4

В призрачном свете желтого фонаря на конце платформы стоит скамья, а на ней сидят двое мужчин и женщина – еще молодые, но уже изрядно потрепанные суровыми буднями. Женщина, пожалуй, потрепана суровыми буднями в еще большей степени, чем мужчины. Она грязна и от нее скверно пахнет, а ее платье, разодранное на левом плече, годиться разве что для огородного пугала. Тем не менее, красотка не оставляет своих попыток придвинуться поближе к одному из мужчин и завязать с ним какой-нибудь разговор, действуя по принципу: кто ищет приключений – тот всегда найдет. Но этот раз ее принцип не срабатывает: объект ее повышенного внимания, по мере того, как она придвигается к нему, синхронно отодвигаясь от нее по скамье, и теперь он уже сидит на самом ее краешке, брезгливо морща нос.

– Слышь, тебе чо надо, а? – бубнит он, когда натиск красавицы становится уже чересчур активным. – Чо ты ко мне вяжешься?

– А я, может быть, хочу с тобой познакомиться? – заигрывает баба.

– А на какой хер ты мне сдалась? Ты на себя хоть в зеркало смотрела?

– Ну, што ж ты такой сердитый, соколик ты мой сердешный? – нисколько не смущаясь, вяжется баба.

– Да пошла ты…

В вечерней темноте тонет приземистое здание автовокзала. Кен стоит на платформе, под угрюмыми грозовыми небесами, без денег, без часов, без желтого портфеля.

Как он попал сюда?

Кабы знать!

Его не покидает ощущение утраты – ведь он все время что-то теряет. И не только вещи, но и нечто более важное, стержневое: теряет свое Я, уверенность в себе. Ему все чудится, что он – одинокий путник, затерявшийся в просторах вселенной. И ему никогда, никогда уже не найти дорогу в отчий дом.

Кен подходит к скамье.

– Здрасьте,– говорит он.

– Здоровеньки булы,– отвечает ему один из мужиков – тот, что сидит рядом с бабой. Голос у него с хрипотцой, тягучий и неторопливый. На голове – черная потертая кепка. Пиджак и рубаха еще довольно сносные, по всей видимости, куплены в second handе за гроши. Баба смотрит на Кена лукавыми масляными глазами.

– Скажите,– спрашивает Кен,– а отсюда на Славянск автобус ходит?

– Ходит,– отвечает мужик.

– И когда он отправляется?

– Где-то через пару часов.

В полутьме видно, что рожа у мужика красная – хоть прикуривай от нее папиросу. Под скамьей, у его ног, стоит потрепанная черная сумка с пустыми бутылками.

– А откуда вы едите? – вступает в разговор баба, щуря заплывшее мутное око.

– Издалека.

– А откуда, интересно знать?

– Да что ты к человеку вяжешься? – осаживает ее краснокожий. – Чо ты вяжешься, как банный лист до мокрой задницы?

– А мне, может быть, интересно знать, откуда он едет.

– Зачем?

– А просто так.

– Ты б лучше платье себе зашила, срамота! Да помылась бы в бане, шваль позорная. А то ж от тебя так воняет – что, боже ты мой!

– Да где ж я помоюсь,– возражает баба,– когда я уже вторую неделю в пути? А платье на шву лопнуло, когда я в автобус лезла. А у меня ж с собой – ни иголки, ни нитки. Так разве ж я виноватая в этом? Вот приеду домой – и зашью.

– А заодно и погладь,– наставляет ее мужик. – А то у тебя платье такое – словно ты его из задницы вытащила.

– Поглажу,– соглашается баба. – Как приеду домой – так сразу возьму утюг и поглажу.

– Ну, вот, когда зашьешь свое платье, да погладишь его хорошенько, чучело ты гороховое, да помоешься в бане – тогда к мужикам и клейся.

– Фу ты, ну ты, какие мы чистюли! – ворчит женщина. – Прямо лорды какие-то, не иначе!

В отличие от краснокожего, у нее лицо темное, как у шахтера, только что вышедшего из забоя. Или, лучше сказать, из запоя.

– Слышь, ты, коза драная, глохни, пока я тебе в глаз не засветил,– беззлобно грозит ей краснокожий. Он обращается к Кену: – Закурить не найдется, братишка?

Кен с сожалением разводит руками:

– Я не курю, браток.

Еще один «братишка» сидит на скамейке, сурово нахмурив чело, и ритмично постукивая пальцами по кромке доски меж расставленных ног. Посылаемые им сигналы смахивают на знаки азбуки Морзе. Лицо у «Радиста» – суровое, бесстрастное, как у киноактера Кадочникова в роли советского разведчика на старой потрепанной киноафише. При этом его соколиный взор устремлен куда-то вдаль.

– Издалека ль едешь, мил-человек? – интересуется красномордый.

– Не знаю.

– Как так не знаешь? Да ты чо, мужик, с луны упал?

– Возможно … – загадочно роняет Кен.

По перрону развалистой походкой прогуливаются два парня в распахнутых плащах. Они на ходу пьют что-то из бутылок и о чем-то беседуют. Через некоторое время, молодые люди опускают пустые бутылки в урну и скрываются в дверях автовокзала. Радист снимается с места и идет по платформе твердым, четким шагом.

– А как же ты сюда попал? – спрашивает у Кена тот, что остался сидеть на скамье.

– На поезде приехал.

Глаза краснокожего округляются от удивления:

– На каком поезде, братишка?

– Вадим – Благовещенск.

– Да ты чо гонишь, мужик? – восклицает абориген. – Какой «Вадим – Благовещенск?» Ты хоть знаешь, что это за станция? – с этими словами он простирает руку в направлении автовокзала.

– Нет,– говорит Кен.

– «Чертовы кулички!» Вот какая это станция! Отсюда на сто километров вокруг нет никаких железных дорог!

Между тем «радист» приближается к урне, выуживает из нее пустые бутылки и складывает их в полиэтиленовый пакет. После чего строевым шагом направляется в обратную сторону.

– Слышь, братишка…. А, может быть, у тебя не все дома? – интересуется красномордый и выразительно крутит пальцем у своего виска. И Кен, с какой-то детской непосредственностью, вскидывает плечи:

– А я знаю? Я потерялся, понимаешь? Потерялся в этом мире.

– Закусывать надо,– встревает баба. – В этом все дело.

– Тшш,– шикает на нее мужик.

– У меня украли кошелек,– объясняет им Кен. – А потом куда-то подевались мои часы и портфель. Я думал, что оставил их в поезде…

Радист несет пакет, зажав его под мышкой. Глядя на него, можно подумать, что в нем лежат какие-то сверхсекретные документы. Вернувшись на исходный рубеж, охотник за бутылками вытягивает из-под скамьи обшарпанный баул и прячет в него свою добычу. После чего вновь задвигает баул на место и усаживается на скамью. Лицо у него приобретает еще более суровый и категорический вид. Длинные пальцы вновь начинают выстукивать шифрограмму.

– Слышь, Витюля,– обращается к нему меднолицый,– вот мужик трындит, что приехал к нам на поезде.

– Ну, и шо? – радист делает едва заметное движение плечом. – Да хоть бы и на Боинге прилетел…

На какое-то время воцаряется тишина. Слышно, как в кронах тополей, стоящих по краям площадки, на которой находится скамья, шелестит ветер.

– А сколько стоит билет до Славянска? – нарушает вечернюю идиллию Кен.

– Рублей пять, должно быть,– говорит человек с красным лицом.

– Четыре восемьдесят,– встревает баба.

– А ты откуда знаешь?

– Да уж знаю.

– Ну да, конечно. Ты же у нас плечевая, все знаешь. И неужели на тебя еще кто-то клюет?

– Да уж… Находятся люди… – с гордостью отвечает краля.

– И где же мне взять деньги на билет? – спрашивает Кен.

Его вопрос повисает в воздухе.

– Может быть, тут можно где-нибудь подработать?

– И где ж ты подработаешь в такое время, а? – усмехается собиратель тары. – Разве что дашь кому-нибудь по черепку?

– До утра ждать надо,– категорически говорит краснолицый. – Тогда можно будет взять работу у Алика.

– А кто он такой, этот Алик?

– Да есть тут один…

– А какую работу?

– Разную. Можно траншею копать, можно мусор убирать. Или цементный раствор мешать подрядиться. А сейчас – бесполезно.

Кен отходит от троицы. Он направляется к зданию автовокзала. С левой руки от него стоит несколько автобусов, но, как выясняет Кен у редких пассажиров, ожидающих посадки, ни один из них не идет на Славянск. С темного неба начинает накрапывать дождь. Кен заходит в полупустое здание автостанции и останавливается у доски с расписанием движения автобусов. Прямых маршрутов на Славянск нет, но через полтора часа – это он выясняет уже в кассе – будет проходящий автобус. Стоимость билета, как и говорила плечевая, – четыре восемьдесят. Кен отходит от кассы, поскольку денег у него все равно нет.

5

– Это загадочное преступление было совершено около часа ночи в небольшом парке, возле автобусной станции поселка Новые Кулички,– произносит Андрей Цветков с суровым, непроницаемым лицом героического искателя приключений. – Арсен Халилов, гражданин солнечного Азербайджана, был убит двумя ударами камня по голове. У него был проломлен череп в его височной части – один из ударов оказался смертельным. Труп обнаружила молодая парочка, гуляющая в парке; она-то и заявила об этом дежурному милиционеру на автостанции. Прибывший на место происшествия наряд оперативных работников обнаружил возле трупа окровавленное орудие убийства. Как уже говорилось, это был камень. Кошелька в карманах у жертвы не оказалось. Однако вскоре он был найден неподалеку от тела убитого. В нем было пусто, и это обстоятельство навело сыщиков на мысль об убийстве с целью ограбления. В результате тщательных поисков, была обнаружена еще одна улика – испачканный кровью носовой платок, которым, по всей видимости, убийца вытирал кровь со своего лица или же рук. Поскольку злодеяние было совершено в непосредственной близости от автостанции, а испачканный кровью платок валялся на земле по пути к ней, сыщики предположили, что преступник мог направиться туда. Вполне возможно, им был кто-то из пассажиров. И, в таком случае, он мог в любую секунду сесть на автобус и уехать в каком угодно направлении. Судя по силе ударов, раскроивших череп пострадавшему, а также характеру ран, убийца был физически крепким мужчиной среднего роста или, быть может, немного выше среднего роста. Исходя из этих соображений, сыщиками была проведена проверка документов всех подозрительных мужчин на автостанции. По их просьбе, диспетчер известил всех водителей рейсовых автобусов о том, что среди их пассажиров может оказаться убийца. Рейсы были задержаны на неопределенное время, а по рации был спешно вызван специалист со служебной собакой. Возможно, все эти оперативно-розыскные мероприятия и принесли бы свои плоды, если бы не произошел один из ряда вон выходящий случай, о которых обыкновенно говорят словами чеховского персонажа: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». Итак, что же это за случай, спросите Вы? Посмотрим, как его описывает газета: «Тамбовский Комсомолец» в статье «Убийца-невидимка» от 11 мая 1997 года»».

И с этими словами Андрей Цветков достает из внутреннего кармана своей штормовки сложенный вчетверо номер Тамбовского Комсомольца. Он разворачивает его на нужной странице и начинает читать следующую выдержку из статьи:

«По ночному перрону к автобусу рейсом Красный Маяк – Большие Бугры неспешной поступью двигался пассажир, подходящий под ориентировку на человека, который мог бы совершить это зверское злодеяние. Заметив подозрительного человека, лейтенант Голобородько негромко окликнул его: «Мужчина!» Однако подозрительный человек никак не отреагировал на его оклик и продолжал движение к автобусу. Тогда служитель Фемиды крикнул ему громче: «Эй! Гражданин, идущий к автобусу «Красный Маяк – Большие Бугры!» Стоять!» И видя, что его окрик не возымел действия и на этот раз, бросился вслед за подозреваемым. И тут случилось нечто невероятное. Прямо на глазах ошеломленного милиционера неизвестный человек лопнул, как мыльный пузырь, и исчез. Спустя некоторое время к месту преступления прибыл специалист с овчаркой. Собаке дали понюхать окровавленный платок. Она взяла след и привела опергруппу к тому самому месту, где неизвестный пассажир в буквальном смысле растворился в воздухе. Дальнейшие поиски преступника ни к чему не привели».

– Так что же это было? – потрясая газетой, вопрошал Андрей Цветков, округляя глаза, словно медные пуговицы. – Очередная газетная утка? Или достоверный факт, который иначе, чем чудом, и не назовешь? Мы попытались пролить свет на это, прямо скажем, загадочное преступление и провели свое журналистское расследование.

В следующем кадре показали новенький блестящий джип, разукрашенный красными линиями по черному корпусу. Крупным планом были даны широкие ребристые скаты колес. Затем Андрей Цветков, в своем привычном «прикиде», уселся за руль своего джипа, колеса закрутились и покатились в неведомую даль – вначале по асфальтированной, а потом уже и по грунтовой дороге.

– Мы направляемся в районное отделение милиции поселка Новые Кулички, чтобы попытаться там выяснить все обстоятельства этого в высшей степени странного преступления,– попутно пояснил телеведущий.

Путь в Новые Кулички пролегал через сосновый лес. Потом потянулись желтеющие нивы хлебов, огороды с капустой, картофелем и помидорами – машина ехала в сельскую глубинку. Она перевалила через мост полноводного канала, скатилась по ухабистой грунтовке за поворот, и с левой руки, на желтом взгорье, открылись блочные коробки коровников и груды ржавеющей сельхозтехники. На обочине дороги взмывало к небесам бетонное копье стелы, выкрашенное в белый цвет. К нему примыкала чаша, стилизованная под головку подсолнечника, а в ней было начертано золотыми буквами: «Новые Кулички».

Миновав стелу, машина въехала в райцентр и покатилась по бетонным плитам, словно по стиральной доске. Протекторы шин внедорожника мягко амортизировали на стыках плит. У мазанки, выкрашенной в веселенький васильковый цвет, джип остановился, и телекамера тотчас нацелилась на ее дверь. Она задержалась на табличке с надписью: «Новокуличевское районное отделение милиции».

– Мы – в поселке Новые Кулички, где и было совершено это кровавое злодеяние,– бодро прояснил ситуацию журналист, молодцевато выпрыгнув из джипа.

Его указующий перст сурово вытянулся в направлении двери с табличкой, и телеведущий разжевал тем, кто так и не научился читать:

– Перед нами – отделение милиции Новокуличевского района. Сейчас мы с вами попробуем приподнять завесу таинственности над этим загадочным преступлением. И для этого нам придется побеседовать с капитаном Пригодой.

Произнеся эти слова, Андрей Цветков решительно устремился к двери.

Завесу таинственности журналист начал приподнимать в довольно убогом кабинете с обветшалыми обоями в салатный цветочек.

Пробежавшись по этим стенам, камера скользнула по обшарпанному столу, на котором покоились служебные бумаги, поднялась выше и остановилась на человеке с добрыми, как у коровы, глазами, восседавшем за столом. Он был в форме капитана милиции, невысок, коренаст, лет за тридцать, с белокожим, как сметана, лицом и рыжеватыми волосами.

Это, как уже догадался проницательный телезритель, и был капитан Пригода.

А. Ц: Добрый день. У вас в гостях телепрограмма «Паранормальные миры» и я, Андрей Цветков, ее ведущий.

КАПИТАН (флегматично): Не знаю. Не чув про таку.

А. Ц.: Наша программа освещает события, выходящие за рамки повседневной обыденности. Она исследует явления, еще пока не объясненные традиционной наукой. Такие, как переселение душ, контакты с инопланетными цивилизациями, тайны загробной жизни…

КАПИТАН: Ну, так и шо? А мы тут з якого боку-припеку?

А. Ц.: Дело в том, что в вашем поселке не так давно произошло резонансное преступление, выходящее за рамки обычного криминального дела.

КАПИТАН: (удивляясь): Та шо вы такэ говорите! Не знаю. Не чув про такэ.

А. Ц.: Мы имеем в виду убийство некоего гражданина Халилова.

КАПИТАН: А, вы про цэ… Ну, и шо ж в нем такого чудесного?

А. Ц.: Арсен Халилов был убит в парке, неподалеку от автобусной станции? Не так ли?

КАПИТАН: Так.

А. Ц.: И, несмотря на все усилия милиции, преступника обнаружить так и не удалось?

КАПИТАН (лениво сдвигая плечами): И шо ж вы вбачаете тут такого чудесного?

А. Ц.: По рассказам многочисленных очевидцев, на место преступления был вызван специалист со служебной собакой. Она взяла след и привела оперативных работников на автостанцию. Неподалеку от автобуса рейсом «Красный Маяк – Большие Бугры» след внезапно оборвался. И в этом же самом месте, как утверждает в своей статье «Убийца-невидимка» газета «Тамбовский Комсомолец», некий неизвестный мужчина, по всем приметам подходящий под портрет убийцы, внезапно растворился в воздухе на глазах потрясенных пассажиров, находящихся в этот момент на автобусной остановке. Как вы можете прокомментировать этот факт?

КАПИТАН: Чушь собачья.

А. Ц.: Но свидетелем этого загадочного феномена стал работник вашего отделения милиции, некий лейтенант Голобородько!

КАПИТАН: Вот пусть Голобородько вам все эти байки и рассказывает. А нам тут нэма колы заниматься пустой балаканыной.

А. Ц.: А где мы могли бы его повидать?

КАПИТАН: Не знаю. Он уже уволен из органов.

А. Ц.: И это как-то связано с делом Халилова?

КАПИТАН: Ну, он сам подал рапорт об уходе... По состоянию здоровья.

А. Ц.: А что с его здоровьем? Пострадал от бандитской пули или ножа?

КАПИТАН: Кхе-кхе… Та ни… Шось у него там якись там нелады с психикой. Какое-то там нервное расстройство, чи шо. А в милиции ж, вы сами знаете, трэба иметь холодную голову…

А. Ц.: Стало быть, у него проблемы с головой?

КАПИТАН: Та шо вы мне задаете такие странные вопросы? Я вам шо, его лечащий врач, чи шо? У меня ж зовсим другый профиль.

А. Ц.: Понятно. А каким образом мы могли бы пообщаться с лейтенантом Голобородько? Вы можете подсказать, где его можно найти?

КАПИТАН (в соседнюю комнату): Степан! Вот тут журналист из параненормальных явлений интересуются Голобородько! Ты не знаешь, где он сейчас?

Входит Степан – молодой, подтянутый мужчина в гражданском костюме.

СТЕПАН: В Благодатном.

А. Ц.: И вы можете сообщить нам его адрес?

СТЕПАН: Легко. Первомайская, пять.

Очень красивый компьютерный эффект прерывает интервью в кабинете капитана Пригоды. В следующем кадре – Андрей Цветков возле своего джипа, который все еще стоит у новокуличевского отделения милиции.

– Итак,– произносит журналист бодрым оптимистическим голосом,– местные Шерлоки Холмсы подтвердили нам, что убийство гражданина Халилова – это не миф, а реальность! И хотя капитан Пригода отрицает тот факт, что загадочный мужчина, на которого пало подозрение в убийстве, неожиданно растворился в воздухе, мы не стали спешить ставить точку на этой странной истории. Ведь компетентные органы весьма неохотно делятся своими секретами с широкой общественностью. Не стали исключением и новокуличевские детективы.

Резкий разворот корпуса телеведущего, властно протянутая к дверце автомобиля рука, и вот он уже сидит за рулем своего джипа:

– А теперь мы направляемся в Благодатное, на улицу Первомайская, пять, чтобы встретиться с лейтенантом Глобородько, и из первых уст получить информацию об этом загадочном происшествии.

Колеса, данные крупным планом. Бетонные плиты с приплюснутыми на концах монтажными ушками из стальных прутьев, наплывающие под капот. Под протекторами петляет ухабистая грунтовка; заблестела широкая асфальтовая дорога, машина ныряет под мост с железнодорожными путями, и вскоре на ее обочине возникает дорожный указатель: «Благодатное». Джип свернул с шоссе и, въехав тихий приветливый городок, покатился по тенистой улочке. Он остановился около трехэтажного корпуса, выкрашенного в успокоительный желтый цвет. На металлических воротах высокой кирпичной ограды, зеленеет приятная для глаз табличка: «Психоневрологическая больница».

– Вот мы и у цели,– объявил Андрей Цветков, выйдя из машины. – Как оказалось, по данному нам адресу находится лечебница для душевнобольных. Нам удалось побеседовать с ее медперсоналом и выяснить, что лейтенант Голобородько действительно находится в одной из этих палат. Однако свидание с ним мы получить не смогли – оно разрешено лишь его ближайшим родственникам. По словам главного врача больницы, случай с Голобородько – это типичный образчик ярко выраженной паранойи. Как мы уже сказали, главный эскулап этого заведения в категорической форме отказал нам в нашей просьбе пообщаться с новокуличевским милиционером, мотивируя свой отказ тем, что это может негативным образом сказаться на лечении его пациента. Он заявил также, что не позволит брать интервью у больного, страдающего душевным расстройством, поскольку это противоречит врачебной этике. И намекнул нам на то, что просить об этом его могут разве что не вполне здоровые люди. Таким образом, завеса тайны над этим делом сгустилась и стала еще плотней. В самом деле, капитан Пригода всячески отрицает тот факт, что подозреваемый в убийстве человек внезапно растворился в воздухе. Главный свидетель этого необычайного происшествия надежно упрятан в клинику для душевно больных. Однако любому из нас хорошо известно, что в милицию людей с психическими отклонениями не берут. И перед тем, как поступить на службу, они проходят медкомиссию. Что же касается до лейтенанта Глобородька, то, как нам удалось выяснить из надежных источников, он отличался богатырским здоровьем и железными нервами. Так почему же он вдруг оказался в клинике с решетками на окнах? Что же так потрясло его душу? И почему он подал рапорт об уходе из органов милиции?

Вопросы… Вопросы… Мы так и не смогли получить на них удовлетворительные ответы ни в милиции, ни в клинике для душевно больных людей. Однако нам удалось найти очевидцев этого загадочного происшествия. К сожалению, мы не можем назвать их имена, поскольку они согласились пойти с нами на контакт лишь при условии полной анонимности. И мы догадываемся, почему. Возможно, они не желают разделить печальную участь лейтенанта Голобородька, который сначала был уволен из рядов нашей доблестной милиции, а затем и вовсе попал в психушку.

За кадром – экспансивный женский голос с металлическими вибрациями:

Смотрите далее в нашей документальной программе «Паранормальные миры»: таинственные свидетели чудесного исчезновения человека, подозреваемого в кровавом убийстве! Эксклюзивное интервью с двумя местными жителями, общавшимися с неизвестным мужчиной на автостанции поселка Новые Кулички ровно за 35 минут до того, как он растворился в воздухе! Парадоксальная гипотеза доктора физико-математических наук Пивняка-Жигулина, президента сакрального общества Прометей, автора теории жидкого эфира и вакуумной гравитации, изучившего манускрипты древних аккадских мудрецов и научившегося искривлять Время и Пространство!

Новый кадр. Затемненная комната. На стуле, лицом к окну, сидит рослый мужчина. Телезрителю видны лишь контуры его широких борцовских плеч и массивный бычий затылок с короткой стрижкой. У его плеча, на небольшом отдалении, прорисовываются уже знакомые контуры еще одного человека, держащего в руке микрофон – в нем можно узнать Андрея Цветкова. За кадром – экспансивный женский голос с жесткими металлическими вибрациями:

– Анонимный свидетель! Один из работников Новокуличевского районного отделения милиции, бывший в ту драматическую ночь на автостанции поселка «Новые Кулички!»

А.Ц. Итак, в ту ночь вы находились в составе опергруппы, выехавшей на место преступления?

А.С. Да. Это действительно так. Я находился на ночном дежурстве. В один час 34 минуты нам сообщили по рации, что в Комсомольском парке убит неизвестный мужчина, и наша бригада, в составе четырех человек, срочно выехала на место происшествия.

Голос у анонимного свидетеля сильно изменен – с очень низкими, растянутыми модуляциями, как у робота из фантастического кинофильма.

А.Ц. Значит, вы прибыли на место преступления? И что же вы там обнаружили?

А.С. В парке, возле центральной аллеи, головой на северо-восток, лежал мужчина средних лет. На виске у него зияла кровавая рана. Рядом валялся камень, еще липкий от крови.

А.Ц. Пострадавший лежал на спине?

А.С. Да. Головой на северо-восток.

А.Ц. Он был уже мертв?

А.С. Вне всякого сомненья.

А.Ц. Что еще, кроме окровавленного камня, вы обнаружили?

А.С. Кошелек. Он был брошен неподалеку от тела убитого.

А.Ц. В кошельке что-нибудь было?

А.С. Никак нет. Но на самом кошельке мы обнаружили свежие следы крови. Позже эксперты сняли с него отпечатки пальцев. Одни из них принадлежали убитому, а другие – неизвестному. По всей видимости, убийце.

А.Ц. Что заставляет вас так думать?

А.С. Следы, обнаруженные на камне, которым был убит мужчина, были идентичны тем, что и на кошельке.

А.Ц. И это навело вас на мысль об убийстве с целью ограбления?

А.С. Совершенно справедливо.

А.Ц. Были ли найдены еще какие-нибудь улики?

А.С. Носовой платок. Он был брошен по пути к автостанции. Платок был сильно перепачкан кровью, которая еще не успела просохнуть.

А.Ц. И вы сделали вывод, что убийца мог находиться на автостанции, не так ли?

А.С. Совершенно верно. И потому мы решили действовать очень аккуратно, чтобы не вспугнуть преступника. Мы не стали препятствовать пассажирам садиться на рейсовые автобусы. И, в тоже время, попросили диспетчера, чтобы он задерживал их отправление на неопределенное время. А сами занялись проверкой всех подозрительных мужчин.

А.Ц. И один из них попал в поле вашего зрения?

А.С. Да. Такой человек действительно был.

А.Ц. И что же вызвало в нем подозрения?

А.С. Поначалу ничего. Это был мужчина средних лет, довольно рослый, в темно-синем костюме. Он стоял за столиком в буфете автостанции и пил кофе с рогаликами. Такой человек – я имею в виду его физические данные – вполне мог оказаться тем, кто нанес потерпевшему смертельный удар. Но это, конечно, еще вовсе не означало, что он и был тем самым убийцей, которого мы разыскивали. Поэтому я мысленно взял его себе на заметку, как потенциального кандидата на роль убийцы, и решил заняться им сразу же после того, как освобожусь. В тот момент я как раз проверял документы с лейтенантом Голобородько у пассажиров, сидевших на скамье возле стены. Но в какой-то момент, бросив взгляд на столик, за которым стоял тот человек, я его там уже не увидел. Тогда я поспешил на перрон, полагая, что мужчина мог направиться туда. А лейтенант Голобородько остался в зале оканчивать проверку документов. Однако на перроне мужчины не оказалось.

А.Ц. И что вы предприняли?

А.С. Я начал рассуждать так. Убийца – кто бы им ни был – уехать на автобусе не мог, поскольку мы попросили диспетчера задерживать все рейсы.

А.Ц. Но разве не мог он уехать раньше, еще до того, как диспетчер дал распоряжение об этом?

А.С. Нет. Это исключено. Ведь преступление было совершено примерно тридцать-сорок минут тому назад. А со времени отбытия последнего автобуса со станции прошло более часа. Так что вероятность того, что преступник скрывается где-то поблизости, была вполне реальной.

А.Ц. Возможно, он скрылся в парке?

А.С. Возможно. Но маловероятно. Навряд ли убийца рискнул бы вернуться в парк, тем более что там все еще работала бригада криминалистов. Но, так или иначе, я стал обходить автостанцию со стороны привокзальной площади, дошел до ее левого угла и… вдруг увидел его у боковой стены. Он стоял спиной ко мне, у противоположного угла здания, примыкавшего к перрону. Весь его вид свидетельствовал о том, что он прячется. Пока я раздумывал, как мне поступить, человек вышел на перрон. Я поспешил вслед за ним, дошел до того места, где он только что стоял, и увидел его направляющимся к автобусу: «Красный Маяк – Большие Бугры».

А.Ц. И что же случилось потом?

А.С. А потом произошло нечто невероятное! Как раз в этот момент на перроне появился лейтенант Голобородько. Он находился от неизвестного пассажира в шагах тридцати¬ или, может быть, сорока. И, по всей видимости, этот человек тоже показался ему подозрительным. Голобородько окликнул его: «Мужчина, идущий к автобусу Красный Маяк – Большие Бугры! Остановитесь!» Однако тот никак не отреагировал и продолжал свое движение к автобусу.

А.Ц. И тогда?..

А.С. Тогда и я крикнул ему: «Стоять!» И, вместе с лейтенантом Голобородько, устремился в погоню.

А.Ц. И – что же дальше?

А.С. Хотите, верьте, хотите – нет, но прямо на наших глазах неизвестный мужчина пропал.

А.Ц. Что значит – пропал?

А.С. А то и значит: он растворился в воздухе.

Окончание

Опубликовано в категории: Проза, Повести и романы, Фантастика
6-01-2017, 18:49

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.