АВТОРИЗАЦИЯ

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

Наш сайт на facebook
Сайт Планета Писателей в Однокласниках

ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ

 КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

НАШ АРХИВ

Сентябрь 2019 (1)
Август 2019 (9)
Июль 2019 (9)
Июнь 2019 (8)
Май 2019 (12)
Апрель 2019 (3)

РЕКОМЕНДОВАННОЕ

Просмотров: 71

Попутчик

Ирина Ханум


Попутчик 

Мы давно соседи по даче...

Из цикла «Одноклассники»

 

Мы давно соседи по даче,

И учились мы тоже вместе.

Он своей улыбки не прячет,

Мир действительно слишком тесен.

 

Не забор — растёт ежевика,

Дача справа и дача слева.

Для него я всё та же — Вика,

Он со мной всё тот же — не смелый.

 

Мы теперь одни в этой жизни:

Он — вдовец, ну, а я — в разводе.

Я варю компоты из вишни,

Он копается в огороде.

 

А когда приблизится вечер,

Он цветов приносит охапку.

И со мною шутит при встрече,

Что не дам ему я зачахнуть.

 

Чай с малиной, рядом — две чашки,

Будет тихой наша беседа.

А в охапке — только ромашки,

Что таится в мыслях соседа?

 

Я смущаюсь, но так приятно,

Что мы вместе не первый вечер.

И не нужно нам слов и клятвы.

Ждём, как в юности каждой встречи.

 

Месяц светит в окна веранды,

И цикады преданы пенью.

Мы теперь друг другу награда,

Бог послал нам благословенье.

 

И почудится мне...

Ты со свежим букетом стоишь у меня на пороге,

Из расстёгнутой куртки видна упаковка конфет.

Я, конечно, впущу, потому что ты прямо с дороги.

И накрою на стол, и полезу за стопкой в буфет.

После тёплого душа возникнешь в махровом халате,

И прижмёшь бесшабашно, и снова солжёшь, что ты — мой.

А пригубив коньяк, с наслажденьем закусишь салатом.

И почудится мне, что и впрямь ты навеки со мной.

 

В наши чувства вплетётся душистость ночного букета.

Он сегодня из роз, я поставлю его у окна.

А свеча на трюмо нас укроет от яркого света.

И я буду опять безрассудна и очень нежна.

А когда чуть забрезжит и ночь уберёт покрывало,

Ты на кухне со мной перекинешься парочкой фраз.

Выпьешь кофе и в путь, и обронишь, что времени мало.

И что любишь меня, ты солжёшь не моргнув, в сотый раз.

 

Послесловие

Он уехал домой, где уже его ждут домочадцы.

Из далёкого рейса повёз им гостинцев пакет.

Им он скажет: «Устал и хочу лишь одно — отоспаться»,

И упрячет, как в сейф, нашей ночи спонтанный сюжет.

Я же буду стоять, как всегда, у окна одиноко.

Будет утро к полудню сегодня идти не спеша.

С грустью буду смотреть, как уходит куда-то дорога.

И почувствую вновь, как томится в разлуке душа.


Поздняя встреча

Поздняя встреча, ромашки в руке —

Свежий букет с недостроенной дачи.

«Да» или «нет» в этом скромном цветке?

Чудится птица в кустарнике плачет.

 

Запахи леса смешались с морским,

Солнце садится и шлейф догорает.

Руки согреты дыханьем твоим,

Негой наполнилось сердце до края.

 

Нитка тропинки ведёт за собой

К летнему пляжу, где столько простора…

Сердце мне шепчет о счастье с тобой,

В мёд добавляя горчинку минора.

 

Что-то мешает почувствовать рай,

Может, года, что лежат за спиною.

Чайкой кружится тревожное «жаль»,

Жаль, что ты встретился поздно со мною.

 

Виноградник

Среди бархата бабьего лета,

Среди флёра рассветных лучей,

Гроздь янтарного тёплого цвета

Стала первой в корзине моей.

 

А потом, гроздь за гроздью — туда же,

Мёд и сахар, и сок на губах.

И была мне не в тягость поклажа,

Где медовостью воздух пропах.

 

А лоза сочиняла сплетенья,

Убегая к пологим горам,

Оставляла охапки сомнений,

Что мы быстро окажемся там.

 

Мы по разные стороны длинной

И густой, и ветвистой лозы.

Мне его всё равно было видно

Сквозь листву, что влажна от росы.

 

Над зелёным ажуром кружились

Стайки пчёл, мотыльков и стрекоз.

А у нас кровь бурлила по жилам…

Как же мы до сих пор жили врозь?

 

Шаг за шагом, полнели корзины,

Я молчала, он тоже молчал.

Взгляд его васильковый невинный,

Мне казалось, любовь обещал.

 

Помню в соке обоих ладони,

Вкус его поцелуя. Закат.

И ковёр из ромашек на склоне,

И как шила для свадьбы наряд.

 

И букеты цветов, и колечки,

И фужеров узорчатых звон,

Мужа дом и жасмин у крылечка,

И как счастливы были потом.


Попутчик

Слово за слово… Тронулся поезд,

Оставляя шумливый перрон.

Пассажиров в купе моём — трое.

Мчит по Крыму московский вагон.

 

За окном и сады, и домишки,

И лугов потемневших ковры.

Чай в дороге сегодня не лишний —

Вечный символ вечерней поры.

 

Зашуршали пакеты со снедью,

Вот картошка, котлеты, батон.

Зазвучало шутливое «леди»,

Уловила густой баритон.

 

И дежурный коньяк очень кстати,

И наливка домашняя есть.

Как по батюшке, милая, звать-то?

Мы теперь не чужие, ведь, здесь.

 

Проводник забирает стаканы,

Чтобы чаем наполнить опять.

Моя станция в графике рано,

Чуть забрезжит — и надо вставать.

 

Что об этом, соседка, толкуешь?

Ведь не утро, а ночь впереди.

За окном наша крымская туя,

Значит юг не совсем позади.

 

За шальным и уютным застольем

Разговор потихоньку идёт.

Я согласно киваю, и только.

Где судьба меня всё-таки ждёт?

 

А попутчик, что рядом со мною,

На стоянке купил мне букет,

И в вагоне запахло весною.

Я ему улыбнулась в ответ.

 

В коридоре ночного вагона

Мы смотрели в большое окно.

Проплывали чужие перроны,

Между ними — полей полотно.

 

Кто он мне — молчаливый попутчик?

Я не знаю о нём ничего.

Может, это судьба? Может, случай

Подарил мне сегодня его.

 

Огоньки незнакомых вокзалов

Светят звёздами в синей тиши.

До рассвета осталось так мало…

Как досадно, что поезд спешит!


Старый мир

На окошке закрытом герань

Тянет к солнцу листочки-ладошки,

Занавески поблёкшая ткань,

За порогом — участок с картошкой.

 

Старый дом, старый двор — это мир

Одинокой, в косынке, старушки.

Как хозяйка — печален и сир

Ветхий дом на краю деревушки.

 

Ей дороже всего этот дом

С небольшим лоскутом огорода.

Достаёт она старым ведром

Из колодца холодную воду.

 

А поодаль — ватага домов,

Черепичные красные крыши.

Он — обитель её и альков,

Домик памятью прошлого дышит.

 

Не лачуга, а целая жизнь…

Здесь её приняла повитуха,

Здесь ковались судьбы виражи,

Здесь был голод, война и разруха.

 

Уцелел драгоценный сундук,

В нём наряд подвенечный, неброский.

Это детище маминых рук,

А сундук неподъёмный — отцовских.

 

В тёмный погреб ступеньки ведут,

Огурцы, как положено — в бочке.

Было время — её не одну

Набивали, съедая досрочно.

 

На окошке закрытом герань,

Лепестков густо-розовый бархат.

И стекло, как незримая грань,

Старый мир отделяет от «завтра».

 

Девочка вишни ела...

Девочка вишни ела,

Губы в бордовом соке.

Пачкала платье смело,

Тёрла ладошкой ротик.

 

Девушка в блузе летней,

Губы темнее вишни,

Сколько теперь ей лет-то?

Выросла, но не слишком.

 

Вишня в сиропе сладком,

Белый пломбир — в розетке,

Шпильки у туфель шатки,

Стала совсем кокеткой.

 

Женщина вишни ела,

Те, что в густом варенье.

Ела, как в детстве, смело,

Чувствуя наслажденье.

 

Вспомнила ночь в отеле

Где-то, когда-то, с кем-то…

Как у камина грелись,

Пили эспрессо с пенкой.

 

Вишня была с ликёром,

А шоколад — с горчинкой,

Плотные в спальне шторы,

С Ню на стене картинка.

 

Так скоротала вечер,

Молча одна на кухне.

Ночь погасила свечи,

Улиц огни потухли.

 

Вишня приснилась ночью,

Манят её серёжки.

Вишен хотелось очень,

В соке опять ладошки.


Мне так хотелось свежих роз...

Навеяно живописью

Мне так хотелось свежих роз

Со сладким запахом конфетным,

С горчинкой пряной чуть заметной,

Какими дивный сад зарос.

 

Забытый сад, понурый дом

Соседа старого напротив,

Достойный множества полотен

Розарий буйный за окном.

 

Не помню, как зашла в тот сад,

Мечты сбываются, когда ты

Ни перед кем не виновата,

Когда в душе покой и лад.

 

Садовник, замкнутый вдовец,

Срезает мне за розой розу,

А дом и сад печальней прозы.

«Спасибо, — молвила, — отец».

 

И вместо фраз — немая грусть,

И вместо радости — унынье.

Среди печальной этой стыни

Мне виделся осенним куст.

 

Те розы с ноткой ноября,

С холодным пепельным налётом,

И сразу стало зябко что-то.

Он был задумчив, их даря.

 

Я шла обратно, как во сне,

Букет оставив на ступенях.

Казался мрачным этот день мне

И сад — кладбищенским… в окне.


Художник 

Навеяно живописью

Шершавой холстине так хочется ласки

От шёлковой кисти и цвета пастели!

Разгладит он пальцами мягкие краски,

Касаясь так нежно, как будто лелея

 

Картину, как женщину ту, что любима,

Которая в снах появляется вещих,

То с летним букетом, то с чашею сливы,

То вдруг начинает латать его вещи.

 

Фиалками пахнет чуть смуглая кожа,

А щёки умыты зарёй первозданной.

Она на портрете немного моложе,

Но так же изящна, свежа и желанна.

 

Он что-то поёт, насыщая холстину

То алым, то жёлтым, то винным оттенком,

Пройдётся ладонью по ультрамарину

И море задышит дурманно и терпко.

 

Он всё забывает у новой картины:

Про голод и то, что в камине — ни щепки,

Зато на холстине краснеет малина,

Бери, сколько хочешь, с рисованной ветки.

 

Богатый и бедный, безумно счастливый,

Он много мечтает и этим доволен,

То ходит в моря, то гуляет по нивам,

Он — бог, для себя, и в фантазиях волен.

 

На панцирной сетке кровати убогой

Ночами холодными ёжится, зябко.

Смуглянка с портрета поманит в чертоги

Фиалковых снов, от которых так сладко.


Я хочу голубые розы...

Что тебе подарить?... Цветы.

Я хочу голубые розы.

Пусть за окнами снег скрипит

И от холода пальцы мёрзнут.

Пусть шипы — под покровом льда,

Чтобы гладкими долго были.

Вот такая моя мечта —

Розы зимние, голубые.

Голубые, как лёд в реке,

Как на свет водопада струи,

Как сапфир на моей руке.

Ночь на стёклах узор рисует…

Голубые, как первый снег?

Что за блажь — голубые розы?

Голубые, — твержу в ответ,

Как хочу я цветы с мороза!

Эти розы цветут в горах,

От их выси — озноб по коже.

Гор вершины всегда в снегах,

И снега голубые тоже.

 

2-09-2019, 20:14

написал: putnik, Комментариев: 309, Новостей: 191, Статус: Пользователь offline
Отлично написано, Ира! smile


--------------------


написал: Irina Crimea, Комментариев: 7, Новостей: 51, Статус: Пользователь offline
Самой нравится. wink


--------------------


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.