АВТОРИЗАЦИЯ

ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ

 КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

РЕКОМЕНДОВАННОЕ

Просмотров: 3 986

Рыцари зари

Лада Федоровская


БлагословиБлагослови

Благослови! 

1

Что там в шуме ветра – слабый вздох иль плач?

Мокнет на газоне худенький скрипач.

Взгляд его неясен, руки, как земля,

У размокшей шляпы вислые поля,

И поет, и плачет, доверяясь мне,

Старенькая скрипка об одной струне.

– Заходи, погрейся… Чайник на плите…

– Мне отныне в мире места нет нигде.

– Все-таки обсохни, что же мокнуть тут…

Улыбнулся смутно: «Не по мне уют».

Я решилась: «Кто ты?» Слышу, чудь дыша:

– Отшумелой жизни нищая душа.

Так сказал – и канул. Только мрак и дождь.

Никаких загадок не откроет ночь.

Замерли все звуки. Зябко мне в тиши:

Что же это будет? Как же – без души?

Бледный и несмелый, первый луч в окне.

Отразилось робко что-то на стене,

Пригляделась ближе – на краю окна

Той, пропащей, скрипки слабая струна.

Что за знак прощальный – в нем укор… привет?

Все ж остался отзвук, и остался свет.

И по этой мете, вечный путь верша,

Нас еще отыщет странница-дуща.

Октябрь 1996

 

2

Во времена, что к истине глухи,

Где правду не сыскать и на просвет,

Ко мне пришли они, мои стихи,

Больные дети никудышных лет.

Я их жалела: почему сейчас,

Когда без боли не о чем писать?

Мой первенец, не поднимая глаз,

Ответил, что пришел меня спасать

Чтоб лгущим в унисон мне не солгать

(Прилипчивой, чем ложь, нет зла на свете!),

На скрипочке простой он стал играть,

И повторился чистый звук в сонете.

Скромны стихи – а все ж отвергнут ложь.

И уж, по крайней мере, скроют,

И выдаст фальшь – строки невнятной дрожь,

И ритм, как сердце, сникнет в перебоях…

Они пришли – и стал нестрашен страх,

Лишь в истинном с тех пор я нахожу отраду.

Как ни искусна ложь, слышна она в стихах,

Благослови, поэзия, на правду!

16 августа 2003

 

Русь

Я – веточка в потоке чужого бытия,

с какого родом дерева – уже не знаю я.

Теряю на стремнине за листком листок,

Вот отпадет последний – и кончится мой срок.

Я говорю тихонько: «Подольше продержись,

За перевалом времени течет иная жизнь,

И, может, в отдалении увидится она,

Ушедшая безвременно любимая страна.

Пусть только сновидением, пусть даже миражом…

На краткое мгновение… Неважно, что потом».

Зачем? О самом главном я вслух не говорю –

Мне б листиком последним припасть, как к алтарю,

К ее живому следу – потом хоть и уйти,

НО звук святого имени с собою унести…

21 сентября 2003

 

Рыцари зари

В полночь, когда сон особенно глубок,

Приоткрыл ресницы будущий цветок.

Он уже давно в бутоне спал,

Но шепнуло что-то – час настал!

Отогнулся первый, третий лепесток,

Выглянул из венчика солнечный зрачок.

Зря поторопился – всюду мрак,

Кто ж тебя увидит, ах, чудак!

НО цветок уверен, что не зря –

Где-то там, за мглою, теплится заря,

Скоро разгорится, свет прольет –

Ей небезразлично, как он тут цветет.

Лепестки расправить, гибко выгнуть стан –

Ведь ему недаром цвет небесный дан.

Пусть заря узнает: подданный ее

Свято соблюдает звание свое.

И его усилья вовсе не пусты:

Он ведь тоже воин – воин красоты.

Что ж, что без доспехов, даже без щита,

Нет, не безоружна в мире красота!

И напомнить стоит, людям не в упрек,

Что не служит злобе ни один цветок!

Разум безграничен? Может быть, и так,

Только мудрость слабых – тоже не пустяк.

Это все неправда – «каждому своё»,

Солнышко над нами – и не скажешь, чьё.

Защищать планету разум не готов –

Что ж, поднимет флаги воинство цветов!

Их ряды несметны, как ни посмотри –

Вон они повсюду – рыцари зари!

Может быть, важнее ничего и нет,

Чем в глухую полночь верить только в свет.

24-25 июня 2003

 

Как кактуса цветок

Не понимаю я вздохов о жизни пропащей –

Стоит ли небо бездарно и тщетно гневить?

Бог с ним, с прошедшим, но этот-то миг настоящий,

можно ж его наконец-то не пусто прожить?

 

Кто нам отмерит, что в точности рано, что поздно –

Есть у всего свой особый таинственный срок:

Тысячу вечностей небо далекое звездно,

Но лишь на ночь расцветает в столетье цветок.

 

Серые будни, тягучие, как нездоровье –

Однообразны, унылы, но нет, не пусты:

Целых сто лет – как томительное предисловье,

Плата за миг искупляющей все красоты.

6 сентября 2003

 

Мы все одной судьбы

Петляя вдоль ларьков, по переулку

Я к рынку шла, кляня житье-бытье,

Заметила протянутую руку

И положила денежку в нее.

 

«Спасибо… Здравствуйте… Как вам теперь живется?..»

Ну, надо же – знакомый… вот дела,

Недобрый случай, видимо, смеется…

Я взгляд на бедолагу подняла.

 

Лицо как будто вправду мне знакомо,

В глазах тоска и неугасший ум…

И позы характерная истома…

И, прежде дорогой, изношенный костюм…

 

Ну да, я помню – он из инженеров,

И был из лучших у себя в цеху.

Еще сейчас среди пенсионеров

Его дела и имя на слуху.

 

Изобретатель, умница и книжник,

Своей библиотекой знаменит…

Неужто он теперь из никудишних,

И никому не нужен и забыт?

 

Какая крайность, горюшко какое

Его сюда пригнали? Или страх?

Отчаянье – не злое, не хмельное,

Стоит бесслезно в горестных глазах…

 

Моя страна, да что тобой забыто

И где оно, достоинство твое,

Раз вывела на глум свою элиту

И празднуешь униженность ее?

 

Талант и совесть не нужны, как видно

Где лишь бесчестье с алчностью в строю..

И сделалось невыносимо стыдно

Что я еще с ним рядом не стою.

7 сентября 2003, по следам впечатлений от празднования Дня Независимости Украины.

 

В дурном обществе

Видно, что-то в жизни покачнулось,

Боже мой, ведь это стыд и срам –

Как же это так, что я втянулась

Триллеры смотреть по вечерам?

 

Как они однообразно пёстры –

В мусор опрокинутая жизнь!

Проститутки, гангстеры и монстры

Нас учить душевности взялись.

 

Что ж, что киллер – он в душе хороший,

Чей-то сын и чей-то добрый брат.

В дом чужой войдет незвзан-непрошен,

С толком расстреляет весь заряд.

 

И, оставив за спиной привычно

Неживые теплые тела,

В бар заглянет, выпьет, как обычно,

Вспомнит, что в саду еще дела.

 

Подстрижен газон свой бестревожно…

Женщины… Какую предпочесть?

Только как же, как же это можно,

Зная все, держать в объятьях смерть?

 

Разума затменье, чувств забвенье…

Ведь убить – себя похоронить.

Связанные только преступленьем,

Люди зря пытаются любить.

 

Пусть затея кровью подтекает –

Спишет все удавшийся грабеж.

А сомненья? Все-таки бывают:

Что надежней – пуля или нож?

 

Как они награбленному рады,

Предвкушая роскошь без забот.

Господи, да это ж мы богаты –

Без машин, без яхт и без банкнот!

 

Телеящик, сытый змей стоглавый,

Бес домашний, нет, не совратишь!

Твой наркоз, жестокий и лукавый,

Для души опасен, как гашиш.

 

В свежий вечер двери я открою –

Краски, звуки, запахи чисты…

Телевизор – общество дурное,

Без него роднее я и ты.

 

Шепот листьев над железной крышей,

Словно размышленье о судьбе.

Разве тихий голос их услышим

В беспрестанной той кинопальбе?

 

Помолчим о чем-нибудь с тобою,

Повздыхаем вместе при луне,

Без посредства этих вот ковбоев,

Право ж, обойдемся мы вполне.

 

Что за наваждение такое –

Вытеснить подменой миг живой?!

Даже кот умнее нас обоих –

Выйдет прочь и лапой за собой

Затворит с усильем дверь тугую

Будто мертвечины дух почуя…

 

Стих ловок, но… 

Все, как один, талантливы вокруг,–

Как будто бы талант привит, как оспа,

И нижут – лишь бы скоротать досуг! –

За словом слово – это же так просто.

 

Во всем успех, не строфы – достиженья,

Размер игрив и рифма хороша…

Стих ловок, Но одно лишь упущенье –

Сквозит меж строк бездарная душа.

 

Всегда должна…

Жизнью моей управляет случай

И каждый, кому не лень.

Какой же она оказалась могучей,

Житейская дребедень!

 

Свобода желаний – куда все делось!

Дружу с тем, кто, нет, не друг,

Иду не туда, куда мне б хотелось,

Не с теми еду на юг.

 

Делаю вяло под чьим-то нажимом

Что-то ненужное мне,

Живу без согласья с моим режимом

В угоду чужим и родне.

 

«Ах, заходите, ах, принесите…

Вы же скучаете! Нет?!»

«В ЖЭКе о справке похлопочите…»

«Слушайте мой совет…»

 

Кто-то другой принимает решенья,

Хочу я иль не хочу…

Господи, в чем мои прегрешенья,

Что эту дань плачу?

 

Мне ж от других ничего не надо –

Мне хорошо с собой.

Есть же какая-нибудь ограда

От суеты пустой?

 

Кто-то меня в свои планы включает

Без обсужденья со мной,

Праведным гневом испепеляет,

Если выбор – иной.

 

Кто-то заботой одолевает –

Ей непомерна цена!

Кто-то настойчиво предлагает

Выпить с утра вина.

 

Как хорошо – на исходе сутки,

Мудро молчит луна…

Вновь укоризненный голос в трубке –

Снова я что-то должна…

 

Изгнание бесов

Книги, портьеры в заботах дня

О пылесосе забыли.

Плотно взяли в окруженье меня

Демоны пыли.

 

Бусы пыли, как цветное драже,

Блеск потеряла заколка…

Пыльно мне в комнате – пыльно в душе,

Главное дело – уборка.

 

Письменный стол мне не друг, а враг,

Сердится ежечасно:

Он и не виден под грудой бумаг,

Что залежались напрасно.

 

Хлам весь на вынос – и поскорей!

Швабре с водой – раздолье!

В гости теперь зазову я друзей

И закачу застолье.

 

На освеженном раскрытом окне

Юный цветок синеет

Тополь, довольный соседством вполне,

Глядя в окно, молодеет.

 

Рада я и законной родне –

Мир тот зеленый светел.

Тополь о чем-то спросил в тишине –

что-то цветок ответил.

 

И не драже – самоцветы горят

В бусах на смуглой шее,

И оживает, яснеет мой взгляд –

Я хорошею.

 

Преобразился мой дом на глазах,

Тополь – дожди омыли,

Лишь вдалеке закрутились, как прах,

Демоны пыли.

 

Так и будет

Светится матово шарик медовый на елке –

Ну, чистый мед!

Кто-то несется по небу в невалкой двуколке –

Гонит коней и поет.

 

Ах, это ветер – вовек не поверю! О чем вы?

Песня слышна!

Сделался бедный наряд седока парчовым –

Ох, уж эта луна!

 

Скучные люди, ну, всё вам неправда на свете –

Ум ваш унылый врет,

И колесница, а не двуколка, уж вы заметьте,

Гостя ко мне несет.

 

Шарик медовый упал, да нет же, нет, не разбился –

Ах, молодец!

Значит, у сказки, лишь только бы ты появился,

Будет хорош конец!

20 февраля 2003

 

Сама не знаю, что же это было

Я города совсем не узнаю,

Хоть некогда жила в нем так счастливо.

Пройду квартал, другой, в раздумье постою –

Куда же делось всё, что было мило?

 

Был город-парк, где улицы – аллеи,

И в сумерках бродили мы по ним

Без устали и в общем-то без цели,

И город был от нас неотделим.

 

Он нам дарил достоинство покоя,

Чуть чопорный, но ласковый уют.

Дух бойкой суеты все вытеснил собою,

Теперь одни торги всего главнее тут.

 

Гнетет перерождение такое,

Мой город сам себе давно не рад:

Столичный был – стал вроде б местечковый,

Вульгарен и убог блистающий фасад!

 

Тут что ни шаг – всё супермагазины,

Где цены запредельны, как мираж.

Как рыба в нерест, плотно мчат машины –

Безумен чадный их ажиотаж!

 

И под землей – кварталы распродажи,

Засилье шуб, косметики, сапог…

Я с непривычки заблудилась даже –

Вернуться в переход «спецназовец» помог.

 

Из преисподней вырвавшись, в надежде

Смотрю на небо, ангелы зажгли

Две звездочки, и снег, такой, как прежде,

Такой – пока подальше от земли.

 

Когда-то у театра, в тихом месте,

Был скверик, круглый, словно озерцо,

Где липы вековые, как в поместье,

Смыкались в молчаливое кольцо.

 

Бегом туда! О боже – там стоянка

И иномарок наглые ряды.

И хриплая, на взводе, перебранка,

И на земле – смесь сора и воды.

 

Но дальше склон, поросший чем-то милым,

И вдруг – такое у меня впервой! –

На фоне вечереюще-унылом

Отчетливо возник знакомый профиль твой.

 

Тот юный, золотисто загорелый,

Как на зарей подсвеченном панно

Весь устремленный вдаль в порыве смелом,

Всегда с любой стихией заодно.

 

Зажмурилась и вновь глаза раскрыла –

Виденье не исчезло, как же так?

Ничуть не верю в мистику, но с силой

Мне что-то сжало душу – что за знак?

 

Как узнаваем в воздухе вечернем

Твой к горизонту обращенный взгляд,

И солнечное это излученье,

И волосы, снесенные назад.

 

И доброта, и ясность выраженья –

Всё зримо мне до черточки любой…

Но кто в минуту чар иль вдохновенья

Тебя вот так поднял над суетой?

 

Такого не бывает, а всё ж было…

Подчас непостижима наша жизнь…

Без слов тебя о главном я спросила,

Ответил мне без слов: «Любимая, держись!»

Опубликовано в категории: Поэзия / Лирика
9-10-2013, 19:49

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.